StefaniyaShabatura02.jpg.jpg
VasylSichko.jpg
VasilStus03.jpg
NadyaSvetlichna02.jpg.jpg
IrynaSenyk02.jpg
VasilMakukh02.jpg
YuriLitvin02.jpg
Shukhdvich.jpg
MykhailioHorynLevLukianenkoViacheslavChornovil198802.jpg
OksanaMeshko.jpg.jpg
OleksaTikhy.jpg
OleksaTikhy08.jpg
DanyloShumuk02.jpg.jpg
ZinoviyKrasivsky02.jpg.jpg
SvyatoslavKaravansky.jpg
OleksanderBerdnik.jpg
MykhailoMelnik.jpg.jpg
OksanaPopovych02.jpg.jpg
PetroSichko.jpg
YosyfZisels.jpg.jpg
MykolaRudenko.jpg
MykolaMatusevych02.jpg
IvanSokulsky02.jpg.jpg

THE PERSECUTION

OF THE UKRAINIAN HELSINKI GROUP 

 

Human Rights Commission. World Congress of Free Ukrainians. Toronto, Canada 1980.

 

Formation of the Ukrainian Helsinki Group 

 

The Final Act of the Conference on Security and Cooperation in Europe was signed in Helsinki on August 1, 1975, by thirty-five nations, including Canada, the United States, and the USSR. The Act contains extensive guarantees of human rights and provides for the monitoring and review of compliance with its provisions. 

 

The Ukrainian Public Group to Promote the Implementation of the Helsinki Accords was founded in Kiev on November 9, 1976, to inform the citizens of Ukraine and the world of the Soviet Union’s compliance with the Act, instituted itself openly and publicly pronounced is principles, demands, and membership. The formation of Group opened a new phase in the struggle for human and national rights in Ukraine: for the first time, activists had compelling moral grounds to demand not only that the Soviet government uphold human rights as guaranteed in the constitution the USSR and international human-rights declarations and covenants, but that the Western democracies intervene in violations and support their struggle for human rights. 

 

Until the formation of the Ukrainian Helsinki Group, dissidents were united by shared goals and personal ties; political protests had been spontaneous acts of individuals or groups. The Group provided a focus and forum for the dissident movement. 

 

Despite its adherence to Soviet and international law, the Group has been continually harassed by the Soviet authorities and the secret police (KGB). Of the ten founding members, six have been arrested and given the maximum sentence for “anti-Soviet agitation and propaganda”: Oleksander Berdnyk, Levko Lukyanenko, Myroslav Marynovych, Mykola Matusevych, Mykola Rudenko, and Oleksa Tykhy. On June 12, 1980, Oksana Meshko was arrested and incarcerated in a psychiatric hospital for “observation.” General Petro Hryhorenko and Dr. Nina Strokata have been exiled. Only Ivan Kandyba is still “free,” though under KGB surveillance. 

 

Although these arrests have hindered the Group’s work, twenty-seven new members have joined to continue the struggle for human rights. Of these, four have been expelled from the USSR after undergoing severe harassment: Svyatoslav Karavansky, Volodymyr Malynkovych, Nadiya Svitlychna, and Petro Vins. Two members — Stefaniya Shabatura and Ivan Sokulsky — are “free” under KGB surveillance. One — Mykhaylo Melnyk — was driven to suicide by KGB persecution. All the others have been arrested, and most have been given harsh sentences. 

 

 

Except for Karavansky, who was expelled, and Shabatura, who has completed her term of exile, these Group embers are either still serving their sentences or have been re-arrested since they joined the Group. Those in labor camp were co-opted into the Ukrainian Helsinki Group from the Labor-Camp Helsinki Group, which was formed in February 1979.

 

The first Helsinki Monitoring Group in the USSR was established in Moscow on May 12, 1976, under the chairmanship of Yuriy Orlov. Its eleven members soon fell victim to official persecution. General Petro Hryhorenko, a member Moscow and Ukrainian Groups, served as the principal between them until his departure from the USSR in 1977. It must be stressed that neither Group has claimed or asserted authority over the other; both co-operate as equal partners in the struggle for human rights. 

 

Activities of the Ukrainian Helsinki Group 

 

Despite the difficult and precarious circumstances under which the Group must pursue its activities, it has managed to publish extensive documentation of widespread repression, Russification and abuse of power in Ukraine. It has reported illegal and brutal searches, arbitrary arrests, beatings and psychological torture, persecution of the families of political prisoners, religious persecution, and the destruction of Ukrainian cultural monuments, national traditions, and language. 

 

Group has published eighteen memoranda, of which twelve have reached the West. Other documents received abroad are five issues of the Group’s Information Bulletin, Reports on human-rights violations, a petition to the Council of Ministers of the Ukrainian SSR for official recognition, an appeal to the Belgrade Review Conference in defense of Levko Lukyanenko, and letters on human-rights violations. In addition to these documents made public by the group, individual members have appealed to various agencies of the Soviet government, signatories of the Helsinki Accords, United Nations Commission on Human Rights and Amnesty International.

 

Principles and Demands 

 

The Ukrainian Helsinki Group subscribes to the principles of human, democratic and national rights. These three principles, enunciated in the United Nations’ Universal Declaration of Human Rights, link the struggle in Ukraine with world-wide struggle for human rights. 

 

The Group stresses the importance of the individual over that of the state: “We believe that the law must presuppose primacy of the person and the derivative nature of the state, for — practically speaking — the person is the sole reality, the sole value of being and the sole value of the law.” 

 

It demands that the Soviet government respect and realize in practice — not merely on paper — the individual’s fundamental rights to life, liberty and security of person; justice the equal protection of the law; freedom of thought, conscience and religion; freedom of opinion and expression; freedom of movement and residence; freedom of association; and full participation in government and cultural life. 

 

Further, the Group demands that the Soviet system be democratized: 

 

“Any social transformation should be approved by the nation through a national referendum... Without an independently formed public opinion, democracy is a farce. But such public opinion is impossible unless the public is correctly informed of what is happening in politics… If the public is to have effective control over government policy, it must have a genuine choice at elections”. 

 

National rights have received relatively little attention abroad. The high percentage of Ukrainians (over 40 %) among known Soviet political prisoners is one indicator of national discrimination; another is the severity of the sentences received by the Ukrainian dissidents and the release only a few of them to the West. As the champion of a people that has long been subjected to forced assimilation, the Group maintains that national rights are inseparable from human and democratic rights:

“At issue is the striking phenomenon of the degradation of a whole people under the oppression of bureaucratic usurpers: the massive renunciation of one’s native language, the instruction of children in Russian schools, contempt for one’s own culture and literature”. 

 

Only one’s own independent state can ensure the free development of a nation’s culture. The Group demands sovereignty for Ukraine, a right granted by the constitution of Ukrainian SSR, which declares Ukraine to be “a sovereign Soviet national state" (Article 68) with ‘‘the right of free secession from the USSR” (Article 69). Ukraine is also a member of the United Nations and as such is formally recognized as a sovereign state. The signatories to the Helsinki Act agreed to “respect the equal rights of peoples and their right to self-determination” (Principle VIII).

 

In reality, however, Ukrainian independence is little than a legal fiction. Important areas of national life— defense, foreign affairs, trade, communications — are controlled by USSR ministries. In other fields that are supposed to be under Ukraine’s control, its ministries can be overruled by Moscow. 

The Group demands that the constitutional guarantees of Ukraine’s sovereignty be put into effect: that Ukraine have its own representatives at international conferences, including the Helsinki review conferences, and in foreign capitals; control over foreign relations; its own armed forces; that Ukrainian be established as the official language in Ukraine; Ukrainian minorities in other republics be provided with own schools (a right enjoyed by the Russian minority in Ukraine). 

 

Finally, the Group supports the struggle of other peoples for human rights and national self-determination, and rejects chauvinism: 

 

“The Ukrainian human-rights group must struggle according to its principles against the policies of official and unofficial great-power chauvinism in its various manifestations and defend the right of every nation to independent development without which no successful campaign for social and individual freedom can be waged. At the same time the Group will struggle against every type of national animosity in the Ukrainian SSR”.

 

The Background of Ukrainian Dissent 

 

During the Revolution of 1917-20, the Ukrainian people formed a national state, the Ukrainian National Republic (UNR), which declared its independence in January 1918. One year later, the UNR and the Western Ukrainian National Republic united to form a single state. The armed forces of the Ukrainian Republic were overwhelmed by the invading Soviet Red Army, and the larger part of its territory was forcibly absorbed by the USSR, while Western Ukraine came under Polish rule. 

 

After Stalin’s rise to power the nationally conscious Ukrainian intelligentsia was virtually wiped out, while Ukrainian peasant resistance to collectivization was crushed by a government-induced famine that claimed millions of victims. 

 

During the Second World War the Ukrainian Insurgent Army fought against both the Nazi and Soviet occupying forces. With the defeat of Germany and the post-war Soviet domination of Eastern Europe, the Western Ukrainian territories were annexed to the Ukrainian SSR. This was a long and violent process, for the Ukrainian Insurgent Army continued its resistance in Western Ukraine until the early 1950s, when a joint Soviet-Polish military operation succeeded in destroying the insurgent forces. 

 

Growth of the Dissident Movement and Government Repression 

 

With the short-lived post-1956 liberalization in the Soviet Union came a resurgence of Ukrainian cultural life spearheaded by a new generation of talented writers (“the men the sixties”). 

 

The government’s suppression of the cultural revival led the politicization of cultural dissent in Ukraine and gave rise to a number of political opposition groups. In 1961 Lev Lukyanenko and six others were sentenced to death or long terms of imprisonment for attempting to form a Ukrainian Workers’ and Peasants’ Union, and for encouraging public discussion of Ukraine’s constitutional right to secede from USSR. Lukyanenko’s death sentence was later commuted to fifteen years’ imprisonment.

 

In August and September 1965, a number of Ukrainian writers, artists and intellectuals were arrested, among them Bohdan Horyn, Mykhaylo Horyn, Svyatoslav Karavansky, Mikhaylo Masyutko, Valentyn Moroz, Mykhaylo Osadchy, Opanas Zalyvakha. After lengthy investigations, trials of twenty dissidents began the following year. Hence the remaining cases were heard in camera in a clear violation of Soviet law. The standard charge was “anti-Soviet agitation propaganda” with sentences up to six years in labor camps.

 

The arrests and trials provoked considerable public protest in Ukraine. Several prominent members of the cultural establishment— Mykhaylo Stelmakh, Andriy Malyshko, Yuri and Platon Mayboroda — sent enquiries about the arrests to the Central Committee of the Communist Party of Ukraine. Disturbed by the accusation of nationalism brought against the detainees, Ivan Dzyuba, a literary critic, argued that Lenin’s nationality policy, abandoned under Stalin and Khrushchev, ought to be reinstated. His manuscript, “Internationalism or Russification?”, was circulated among members of the Central Committee of Ukraine’s Communist Party and government. 

 

Vyacheslav Chornovil, a young journalist who reported some of the trials, protested to the Council of Ministers Ukraine but received no response. To inform the public of the courts’ flagrant violation of the law, he compiled the biographies of twenty dissidents who were tried in 1966 and circulated them in samizdat (clandestine literature). For this he was sentenced in 1967 to three years at hard labor. 

 

The trial of the Horyn brothers in Lviv provoked a mass demonstration. In 1967 the annual ceremony commemorating burial of the national poet, Taras Shevchenko, ended in KGB-provoked violence. The following day, 64 Kiev residents signed a letter of protest to the authorities. In April 1968, 139 residents of Kiev signed a protest against illegal arrests and restrictions placed on Ukrainian language and culture. The year, some 300 signatures appeared on the “Letter of Creative Youth of Dnipropetrovsk”, which criticized the policy of Russification. The fifty-first anniversary of the October Revolution was marked by a protest suicide: V. Makukh immolated himself in Kiev. In 1970 the funeral of Alla Horska, an artist who died under suspicious circumstances, turned into a massive protest rally. In November of that year widespread protest was aroused by the second trial of Valentyn Moroz, one of the most outspoken Ukrainian dissidents. He was sentenced to nine years’ imprisonment and five years’ internal exile. 

 

The dissident movement in Ukraine reached a new stage of development at the beginning of 1970 with the appearance of the underground journal “Ukrainian Herald”. It compiled documents dealing with arbitrary abuses of power, arrests, appeals and protests. Eight issues of the Herald were published before it was suppressed in 1974. 

 

As victims of the 1965 arrests were returning from the camps, a second wave of arrests swept Ukraine. In January-April 1972 more than one hundred young intellectuals were imprisoned, some of them for the second time. Again, closed trials were held following prolonged investigation. The charges were mostly “anti-Soviet propaganda and agitation,” as in 1966, but often the maximum sentences were imposed: seven to ten years of hard labor in prison or labor camps, with three to five years’ exile outside Ukraine. 

 

Those who dared protest against these illegal arrests found themselves among the victims they had defended. Many more Ukrainians were dismissed from work or expelled from universities. Well-known scholars at the Institutes of Archeology, History and Philosophy of the Academy of Sciences of the Ukrainian SSR lost their positions. With the loss of so many of its activists, the human-rights movement Ukraine suffered a severe setback. But it was not crushed: there were demonstrations and hunger strikes in labor camps, and the families and friends of the political prisoners petitioned on their behalf. Their efforts were strongly supported by human-rights activists in Moscow, who in turn informed the Western press. 

 

Ukrainian activists are determined to maintain the Helsinki Group’s existence. In spite of strong KGB pressure for public recantations, few of the Ukrainians arrested have renounced convictions. This testifies to the moral strength of the human-rights struggle in Ukraine. 

 

In the words of the Group’s Memorandum of autumn 1979: 

 

“The Group has become a force in the national-liberation struggle of the Ukrainian people for its national and political liberation, for the right of the individual to a free life in his own land”. 

MEMBERS OF THE UKRAINIAN HELSINKI GROUP 

 

Oleksander Pavlovych BERDNYK 

 

Born December 25, 1927. Married to Valentyna Sokorynska; two daughters. Writer. 

 

Arrest: March 6, 1979, Kiev. 

 

Trial:December 17-21,1979, Kaharlyk, Kiev obl. 

 

Sentence: 6 years’ strict-regime labor camp, 3 dears’ exile for “anti-Soviet agitation and propaganda” (Art. 62-1) .

 

During the Second World War Berdnyk served in the Red Army. After the war he studied drama and began to write. In 1949 he was sentenced to seven years in prison camp. 

 

His first publication was the novel “Beyond Time” and Space (1957). By 1971, when his writings were proscribed, he had published almost 30 novels, some of which have been translated into English, German, and Portuguese. As a thinker he is deeply concerned about the ecological crisis and the present discord among men, and between men and nature.

 

In 1972 Berdnyk was expelled from the Writers’ Union for his deviations from socialist realism. His books were withdrawn from libraries and destroyed; he had to earn a living by physical labor. 

 

Berdnyk has gone to great lengths to obtain permission emigrate to the USA. On June 26, 1976 he declared a hunger strike in Moscow when his visa application was rejected. On September 9, 1976 he appealed to President Ford to grant him American citizenship and to help him obtain a visa. He made a similar appeal to President Carter on November 17, 1976. Life in the Soviet Union was unbearable for him because he could not publish. His home was searched several times, and in December 1976 almost the whole of his archive was confiscated. Among other materials it contained two completed but unpublished manuscripts: “The Book of Holy Ukraine’s Fate” and “Alternative Evolution”. Fortunately manuscripts have found their way to the West and will be published here. 

 

On April 11, 1977 he was rearrested and taken to Donetsk for interrogation. He refused to answer any questions pending Mykola Rudenko’s release. After three days Berdnyk was allowed to return home. On August 12, 1977, a slanderous attack on him appeared in the newspaper Literaturna Ukraina. 

 

Berdnyk was one of the founders of the Ukrainian Helsinki Group and became its chairman after Rudenko’s arrest. He was arrested once again on March 6, 1979, and held a lengthy hunger strike during his pre-trial detention. Since being sentenced to six years’ labor camp and three years’ exile, Berdnyk has been held in solitary confinement. Extremely severe physical and psychological pressure has been applied by the KGB to force Berdnyk to renounce his convictions: he is in imminent danger of death. 

 

Vyacheslav Maksymovych CHORNOVIL

 

Born December 24, 1937. Married to Atena Pashko; son Taras. Journalist. 

 

Arrest: January 12, 1972, Lviv. 

 

Trial: April 12, 1973, Lviv.

 

Sentence: 6 years’ strict-regime labor camp, 3 years’ exile for “anti-Soviet agitation and propaganda” (Article 62-1). Rearrested in Nyurba, Yakut ASSR (place of exile) on April 8, 1980; tried in Yakutsk June 4-6, 1980; sentenced to 5 years’ labor camp on a trumped-up charge of “attempted rape” (Art. 117).

 

After completing a degree in journalism at Kiev University in 1960, Chornovil rose quickly through the ranks of the Communist Youth League. He became a member of the editorial board of the League newspaper and published several articles on literature and art. 

 

As a journalist he witnessed some of the trials of Ukrainian intellectuals that were held in 1966. He was even summoned to testify at some of them, but refused on the grounds they were closed and therefore illegal. For this he was punished in July 1966 with a sentence of three months’ forced labor. 

 

In the following year, Chornovil compiled a set of documents on the violations of the law that had taken place during the 1966 trials. He submitted them to the First Secretary of the Communist Party of Ukraine, Petro Shelest. As a result he was arrested and sentenced on November 17, 1967, to three years’ imprisonment for “slandering the Soviet state.” These documents were published in the West in 1968 in a collection titled “The Chornovil Papers”.

 

Having served half of his sentence, Chornovil was released under a general amnesty. His articles continued to appear in samvydat. On January 12, 1972, he was arrested again and received a harsh sentence of six years’ strict regime labor camp and three years’ exile for “anti-Soviet agitation and propaganda.” In labor camp he participated in numerous hunger strikes and wrote many protest letters and public appeals. In 1975 he was awarded the Tolmin Prize for Journalism by the London Times. 

 

In October 1979, while serving his term of exile, Chornovil joined the Ukrainian Helsinki Group. 

 

Before his term had been completed, he was again arrested on a trumped-up charge of rape and sentenced on June 6, 1980, to a five-year term in labor camp. 

 

 

Olha Dmytrivna HEYKO 

 

Born September 9, 1953. Married to Mykola Matusevych. Philologist. 

 

Arrest: March 12, 1980, Kiev. 

 

With the arrest of her husband, Olha Heyko resigned from the Communist Youth League (April 28, 1977). The KGB persecuted her and her parents relentlessly. In eight months of 1977 her apartment was searched six times. She was stopped twice at the Kiev airport and searched. Her telephone was tapped and her mail opened. She was frequently called in for interrogation. 

 

The KGB intimidated her parents by threatening to arrest Heyko and imprison her for ten years, to deprive her parents of Party membership and pension, and to expel her sister from school. Her parents have refused to denounce her, although they have been under strong pressure do so. 

 

In April 1977, Heyko declared her membership in the Ukrainian Helsinki Group. She continued to defend her husband (for this, she was subjected to a beating on a Kiev street) and renounced Soviet citizenship. On March 12, 1980, Heyko was arrested, presumably on a charge of anti-Soviet slander, which carries a maximum sentence of three years’ imprisonment. 

 

 

Mykola Andriyovych HORBAL 

 

Born May 6, 1941. Married to Anna Mykhaylivna Marchenko; son Andriy. Poet, teacher of music. 

 

Arrest: October 23, 1979, Kiev. 

 

Trial: January 17-21, 1980, Kiev. 

 

Sentence: 5 years’ imprisonment on a trumped-up charge of it “attempted rape” (Art. 117) and “resisting arrest” (Art. 188).

 

Horbal was first arrested in 1970 for circulating his poem “Duma,” written in memory of Ukrainian minstrels (“kobzari”) executed in the 1930s. He was accused of “anti-Soviet agitation and propaganda” and sentenced to five years strict-regime labor camp and two years’ internal exile. Upon release in 1977, Horbal settled in Kiev and worked as elevator repairman. In March 1979, his residence was searched and many documents were confiscated. 

 

Horbal was rearrested on October 23, 1979, and beaten by his captors without provocation. He was subsequently charged with “resisting arrest” and incriminated with a second trumped-up charge, “attempted rape.” On January 21, Horbal was sentenced in Kiev to five years’ imprisonment. 

 

He became a member of the Ukrainian Helsinki Group in 1977.

 

 

Petro Hryhorovych HRYHORENKO

 

Born October 16, 1907. Married to Zinaida Mykhaylivna; three sons by first marriage, one by second. Major-general in Red Army. 

 

Arrest: May 7, 1969, Tashkent, Uzbek SSR. 

 

Trial: February 3-4, 26-27,1970, Tashkent. 

 

Sentence: Charged under Art. 190-1, RSFSR Criminal Code; declared not responsible for his criminal acts because of mental illness; incarcerated in Chernyakhovsk Special Psychiatric Hospital; transferred on September 19, 1973, to psychiatric hospital in Stolbovaya near Moscow until release on June 26, 1974. 

 

At the age of fifteen, Hryhorenko settled in the eastern Ukrainian city of Donetsk, where he worked as a machinist and locksmith. In 1927, he joined the Communist Party. He graduated from a military engineering academy in 1934. Drafted into the Red Army, he fought against Japan in 1939 and was wounded. During World War II he was wounded twice. After the war, Hryhorenko lectured at the Frunze Military Academy in Moscow. In 1958 be became chairman of the cybernetics department and a year later attained the rank of major-general. A Candidate of Sciences, he is the author of over sixty articles in military science. Among his decorations are four orders and seven medals. 

 

Hryhorenko’s troubles with the authorities began in 1961 when he called for the democratization of the Communist Party. Shortly afterwards he criticized Khrushchev and was transferred to the Far East, where he organized a “Union of Struggle for the Revival of Leninism.” He prepared and distributed leaflets calling for a return to Leninist principles. For this he was arrested in February 1964 and examined at the notorious Serbsky Institute of Forensic Psychiatry in Moscow. He was pronounced mentally ill and hospitalized for 14 months. 

 

Having lost his military pension, Hryhorenko had to work as a porter and longshoreman. In 1969 he flew to Tashkent to serve as a defense witness in the trial of several dissidents. He was arrested on May 7, 1969, and examined by a psychiatric commission which declared him mentally sound. Instead of being released he was taken to the Serbsky Institute, which reversed the previous diagnosis. He stood trial in Tashkent in February 1970 and was forcibly hospitalized for more than four years. 

 

Upon his release in June 1974, Hryhorenko resumed his defense of human rights. In 1976 he joined the Moscow Helsinki Group chaired by Yuriy Orlov, and several months later helped found the Ukrainian Helsinki Group in Kiev. He maintained liaison between the two groups. 

 

In November 1977 Hryhorenko was given a six-month visa to obtain medical treatment and visit his son in New York. Before the visa expired, his citizenship was revoked on February 13, 1978, by decree of the Presidium of the Supreme Soviet of the USSR. Having received asylum in the USA, he settled in New York. Hryhorenko is a member of External Representation of the Ukrainian Helsinki Group. 

 

 

Vitaliy Vasylyovych KALYNYCHENKO 

 

Born 1937. Unmarried. Engineer. 

 

Arrest: November 29, 1979, Vasylkivka, Dnipropetrovsk obi. 

 

Trial: June 1980, Dnipropetrovsk obl.

 

Sentence: 7 years’ imprisonment, 3 years’ exile on a trumped-up charge of “resistance to police”. 

 

For attempting to flee across the Soviet-Finnish border, Kalynychenko was charged with “treason” and sentenced in January 1967 to ten years’ strict-regime labor camp. After release he was kept under administrative surveillance and harassed in various ways. 

 

On October 10, 1977, in a letter to the Presidium of the Supreme Soviet of the USSR, he announced a ten-day hunger strike to protest the denial of civil and political rights in the USSR. In the same letter he demanded permission to emigrate and renounced his citizenship because, as he stated: “I do not want to be a citizen of a state which aims by every possible means to destroy nations.” On April 7, 1978, he was arrested on a charge of “hooliganism” and kept in detention for two weeks. The charge stemmed from his refusal to attend a meeting to discuss the new Soviet constitution.

 

Kalynychenko was arrested in November 1979 and held in various prisons until his trial in June 1980. He was sentenced to seven years’ imprisonment and three years exile on trumped-up charge of “resistance to police.” 

 

Kalynychenko joined the Ukrainian Helsinki Group in November 1977. 

 

Ivan Oleksiyovych KANDYBA

 

Born July 7, 1930. Unmarried. Lawyer. 

 

Together with Levko Lukyanenko, Kandyba helped draft a constitution for a future Ukrainian Workers’ and Peasants’ Union. For this he was sentenced on May 20, 1961, to fifteen years’ strict-regime labor camp. Upon completion of his sentence he was was allowed to return to Ukraine, but not to Lviv, his former place of residence. He worked as a stoker in a factory, and then in a school. 

 

On September 22, 1977, he was interrogated in Lviv by regional Deputy Procurator, Rudenko, and General Poluden, chief of the Lviv KGB office. They reproached him for improper way of life and offered him a residence permit Lviv, and a job in his field, if he would only renounce his views in the press and radio. Upon his refusal the Procurator him an “un-Soviet person,” an enemy, and placed him under administrative surveillance for six months. In March 1978, shortly before a second term was imposed on him, Cpt. Polishchuk told him to renounce publicly his false views and the errors which he and his friends had committed. “It is time to change your views, which prevent you from leading a normal life”.

 

In March 1979, following another period of surveillance, Kandyba went to Kiev, but was detained and sent back to Pustomyty. There he was again placed under surveillance. 

 

He is one of the founding members of the Ukrainian Helsinki Group. 

 

 

KARAVANSKY, Svyatoslav Yosypovych

 

Born December 24, 1920. Married to Nina Strokata. Philologist, writer, translator. 

 

Arrest: August 1, 1944, Odessa. 

 

Trial: February 7, 1945, Odessa. 

 

Sentence: 25 years’ imprisonment for “anti-Soviet organization” (Art. 54-1b, 54-2, 54-11). Amnestied December 19, I960; rearrested November 13, 1965, Odessa, sentenced without trial to serve the remainder of his previous term; tried  in Vladimir Prison, April 14-24, 1970, sentenced to 10 years’ imprisonment, including three years’ special-regime prison; released September 15, 1979. 

 

Karavansky spent thirty years in Soviet prisons. He was arrested in 1945 for belonging to the Organization of Ukrainian Nationalists and sentenced to twenty-five years’ imprisonment. He served his sentence in many hard-labor camps. 

 

In 1960, he was freed under a general amnesty. He compiled a Dictionary of Rhymes in the Ukrainian Language (a project begun in labor camp) and translated Bronte’s Jane Eyre; his translations from Shakespeare, Byron, and Shelley were published, as were several articles on linguistics. 

 

In 1965 he wrote two statements condemning the Russification campaign in Ukraine. His home was searched but no incriminating materials were found. Karavansky then wrote petitions to the First Secretaries of the Polish and Czechoslovak Communist Parties, Wladyslaw Gomulka and Antonin Novotny, condemning the discrimination of the Ukrainian people and the 1965 wave of arrests in Ukraine. As a result was arrested on November 13, 1965, and sentenced without trial to eight and one-half years' strict-regime labor camp simply by the revocation of his 1960 amnesty. 

 

For protesting his imprisonment without trial, Karavansky was repeatedly punished with solitary confinement. In 1967 he was transferred to Vladimir Prison because of his numerous statements in defense of political prisoners. But he did not cease writing: three years later he was tried in prison for stating that the mass execution of Polish army officers in Katyn Forest in 1940 had been the work of the NKVD (predecessor of the KGB). His sentence was ten years’ imprisonment. Karavansky completed his term and was released on September 15, 1979. Shortly afterward he forced to emigrate with his wife, Nina Strokata. Karavansky joined the Ukrainian Helsinki Group in February 1979. 

 

 

Zinoviy Mykolayovych KRASIVSKY 

 

Born November 12, 1929. Married to Olena Tymofiyivna Antoniv; two sons. Poet, philologist. 

 

Arrest : March 1967, Lviv. 

 

Trial: October 1967, Ivano-Frankivsk. 

 

Sentence: 5 years’ imprisonment, 7 years’ labor camp, 5 years’ exile for “treason” (Art. 56), “anti-Soviet agitation and propaganda” (Art. 62), and “anti-Soviet organization” (Art. 64 ). Released July 978; re-arrested March 12, 1980 and charged with “simulating mental illness while in psychiatric hospital”; sent to labor camp without investigation or trial. 

 

In 1947 Krasivsky was exiled to Siberia with his parents. For attempting to escape, he was imprisoned for five years. Upon his release he worked in the mines of Karaganda and was crippled in an accident. 

 

After returning to Ukraine, he studied philology at the University of Lviv. He published several articles, a novel, and a bibliographical index. In March 1967 he was arrested for helping to establish the Ukrainian National Front — a group which advocated Ukraine’s peaceful secession from the USSR. He was sentenced in November 1967 to five years’ imprisonment, seven years’ labor camp and five years’ exile. 

 

For writing protest letters from prison, Krasivsky was examined at the Serbsky Institute of Forensic Psychiatry in 1972 and pronounced mentally ill. He was confined to the Smolensk Psychiatric Asylum and transferred in 1976 to a general psychiatric hospital in Lviv. Numerous protests in his defense came from the West and he was finally released in July 1978.

 

Krasivsky joined the Ukrainian Helsinki Group in October 1979. In March 1980 he was re-arrested and sent to labor camp without investigation or trial. Since he is an invalid of the second category, it is feared that this new term of imprisonment will be fatal for him. 

 

 

Yaroslav Vasylyovych LESIV 

 

Born 1945. Married to Stefaniya Fedorivna; son Taras. Physical education instructor. 

 

Arrest: November 15, 1979, Bolekhiv, Ivano-Frankivsk obl. 

 

Tried and sentenced in 1980 to 2 years’ labor camp on a trumped-up charge of “possession of narcotics” (Art. 229).

 

Lesiv joined the Ukrainian Helsinki Group in September 1979. Just before his arrest in November, Lesiv was summoned for an X-ray examination and ordered to leave his clothes in another room. Later, during the search of his home, police discovered two tablets and a tobacco-like substance sewn into the lining of the jacket he had worn to the examination. Lesiv denied any knowledge of the uncovered substances, but was sentenced to two years’ imprisonment for “possession of narcotics”.

 

 

Levko Hryhorovych LUKYANENKO 

 

Born August 24, 1928. Married to Nadiya Nykonivna. Lawyer. 

 

Arrest: December 12, 1977, Chernihiv. 

 

Trial: July 17-20, 1978, Horodnya, Chernihiv obl.

Sentence: 10 years’ special-regime labor camp, 5 years’ exile for “anti-Soviet agitation and propaganda” (Art. 62-2).

 

Lukyanenko was graduated from the Faculty of Law at Moscow University in 1957 and worked as a lawyer in Lviv oblast. He was a member of the Communist Party

 

He was first arrested on January 20, 1961, for co-authoring a draft constitution of a Ukrainian Workers’ and Peasants’ Union which was to campaign for the peaceful secession of Ukraine from the USSR. He was charged with “anti-Soivet agitation and propaganda,” “anti-Soviet organization,” and “treason.” The original sentence of death was commuted to fifteen years’ imprisonment .

 

On the completion of his prison term he was allowed to in live in Chernihiv, but could not practice law. He earned his living as an electrician. The police kept him under administrative surveillance and persecuted not only his family but that of his brother.

 

 

Lukyanenko was re-arrested in December 1977 and sentenced as an “especially dangerous recidivist” to ten years’ special-regime  labor camp and five years’ exile. The charge of “anti-Soviet agitation and propaganda” was based on articles which Lukyanenko wrote and permitted to circulate in samizdat. These articles have been published in the West. 

 

Lukyanenko was among the founders of the Ukrainian Hlelsinki Group and its principal legal adviser. 

 

 

Yuriy Tymonovych LYTVYN 

 

Born 1934. Divorced; one child. Writer. 

 

Arrest: August 6, 1979, Kiev. 

 

Trial: December 17-19, 1979, Kiev.

Sentence: 3 years’ strict-regime labor camp on a trumped-up charge of “resisting the militia” (Art. 188-1). 

 

Lytvyn was first sentenced in 1955 under Art. 58 of the RSFSR Criminal Code to ten years’ imprisonment and three years’ exile for “nationalist activity.” 

 

In March 1975 he was sentenced to three years’ strict-regime labor camp under Art. 187 for writing a collection of prison poems titled The Tragic Gallery. He was released from labor camp in November 1977. 

 

At the beginning of 1979 his apartment was searched and many samizdat documents were confiscated, among them a draft letter to Rosalyn Carter from the wives and mothers of political prisoners, an unfinished 42-page manuscript titled “The Soviet State and the Soviet Working Class,” a collection of unpublished poems, and a letter welcoming the formation of the Helsinki Watch Group in the USA. 

 

He joined the Ukrainian Helsinki Group in December 1977. His report on the human-rights struggle in Ukraine appears in Information Bulletin No. 4. Two weeks before his arrest Lytvyn, a teetotaller, was forcibly taken to a sobering-up station, tied to a bed and beaten. He had recently undergone an abdominal operation. While awaiting trial he was forced to submit to psychiatric examination and was threatened with confinement in an asylum. In December 1979, he sentenced to three years’ strict-regime labor camp for “resisting the militia.” He is now in a labor camp in the village of Bucha, Kiev oblast. 

 

 

Volodymyr Dmytrovych MALYNKOVYCH 

Born 1940. Married to Halyna Ivanivna; two children. Radiologist. 

 

Malynkovych worked at the Institute of Endocrinology in Kiev and has published over forty research papers. 

 

He joined the Ukrainian Helsinki Group in December 1978 while being persecuted by the KGB for his defense of Aleksandr Ginzburg and Mykhaylo Melnyk. On March 6, 1979, his apartment was searched without authorization from the Procurator-General. At the time Malynkovych was away on assignment; only his wife, children, and mother-in-law were at home. No reason was given for the search, which lasted from 5:45 p.m. until 3:00 a.m. Some photographs of dissidents, newspaper clippings, a Bible and several other books were confiscated. 

 

The KGB had two long interviews with Malynkovych and in the first week of April summoned him daily for interrogation. He was warned that he would be arrested if he did not cease his “criminal” activities. His wife and her parents were also interviewed and intimidated with threats of his arrest.

 

In August 1979 Malynkovych was sentenced to 15 days’ imprisonment for “hooliganism” after he had been beaten by unidentified assailants. Then on August 25 he was fired from his job.

 

Malynkovych was forced to emigrate and left the Soviet Union with his family on December 30, 1979. He now lives in Munich, West Germany.

 

 

Myroslav Frankovych MARYNOVYCH

Born January 4, 1949. Married to Raisa Semenivna Serhiychuk; one child. Electronics engineer. 

 

Arrest: April 23, 1977, Kiev.

 

Trial: March 22-29, 1978, Vasylkiv, Kiev obl. 

 

 Sentence: 7 years’ strict-regime labor camp, 5 years' exile or “anti-Soviet agitation and propaganda” (Art. 62-1). 

 

Because of his association with dissidents, Marynovych was denied work in his profession and had to work as a truck loader and sign painter at a miserable wage. Before his arrest he worked as an editor in the “Tekhnika” Publishing House 

 

On February 5, 1977, the day of Mykola Rudenko’s arrest, Marynovych’s apartment and that of his parents were searched. 

 

He was tried together with Mykola Matusevych in Vasylkiv from March 22-29, 1978. The trial was closed, even his family, and the selected audience attempted to intimidate and demoralize the defendants. 

 

He was among the founders of the Ukrainian Helsinki Group. 

 

Mykola Ivanovych MATUSEVYCH

 

Born July 19, 1947. Married to Olha Dmytrivna Heyko. Historian.

 

Arrest: April 23, 1977, Kiev. 

 

Trial: March 22-29, 1978, Vasylkiv, Kiev obl. 

 

Sentence: 7 years’ strict-regime labor camp, 5 years’ exile “anti-Soviet agitation and propaganda” (Art. 62-1) and “vicious hooliganism” (Art. 206-2).

 

Matusevych studied history at the Kiev Pedagogical Institute and was expelled in the fourth year because he refused to inform on his friends to the KGB. Although he has a weak heart, he earned a living by physical labor. KGB-inspired provocations forced him to leave one job after anther. At one time he was unemployed for five months. 

 

On December 29, 1975, he was arrested and detained fifteen days on a charge of hooliganism for participating in a caroling group. On February 5, 1977, his apartment and that of his parents were searched. 

 

He was tried jointly with Myroslav Marynovych from March 22-29, 1978, in Vasylkiv. His relatives were not admitted to the closed trial. The KGB-selected audience hooted and shouted insults at the defendants in an attempt to demoralize them. When his appeal was rejected by the Supreme Court of the Ukrainian SSR, Matusevych declared a one-month hunger strike. He was kept in a punishment cell at camp from April 14 to September 14, 1979. All visits by his family were cancelled

 

Matusevych is one of the founding members of the Ukrainian Helsinki Group. 

 

MELNYK, Mykhaylo Spyrydonovych 

 

Born 1944; died March 9, 1979. Married to Halyna; two daughters. Historian. 

 

Melnyk studied at Kiev State University from 1962-67 and did graduate work at the Institute of History of the Academy of Sciences of the Ukrainian SSR from 1969-71. Shortly before he was to defend his thesis, he was expelled from the Institute for reciting poetry at the monument to Ukrainian national poet, Taras Shevchenko. This marked the beginning of a long campaign of KGB harassment: Melnyk was denied professional employment and forced to move from one job to another; he was frequently subjected to interrogations and searches. In February 1979 he wrote a letter the Kiev newspapers Radyanska Ukraina and Molod Ukrainy defense of Ukrainian Helsinki Group member Vasyl Ovsiyenko. On March 6, his home was searched and all his manuscripts confiscated. Seeing no avenue of escape from continual harassment, Melnyk committed suicide on March 9. In a final letter to his wife, he explained that his action was motivated not by fear, but by a desire to spare her and the children “the misfortunes and adversities that have fallen my lot.” 

 

Melnyk became a correspondent of the Ukrainian Helsinki Group in November 1977 and maintained his association with it until his death. Group members were prevented by the KGB from attending his funeral; nevertheless, the text of Oksana Meshko’s eulogy circulated in samizdat and been published in the West. 

Oksana Yakivna MESHKO 

 

Born January 30, 1905. Mother of Oleksander Serhiynenko, a political prisoner suffering from tuberculosis. 

 

Arrest: June 12, 1980, Kiev. 

 

Oksana Meshko served a prison term from 1947-55 and was rehabilitated in 1956. Since the arrest of her son in 1972, she has been very vocal in defending him and other political prisoners. 

 

KGB stepped up its persecution of her when she became a founding member of the Ukrainian Helsinki Group. On the day following the Group’s founding she was wounded in a police-instigated brick-throwing raid on Mykola Rudenko’s home. On the day of Rudenko’s arrest, her apartment was illegally raided. A KGB officer, Pankiv, smashed a window and climbed in like a common thief. He confiscated all handwritten and typed papers. When she refused to submit to a personal search, her arm was twisted and she was forcibly searched. During the raid she suffered a heart attack. 

 

On February 9, 1978, Meshko’s apartment was searched in connection with the investigation of Levko Lukyanenko. As before, it was entered illegally. Nine agents spent twenty hours going through her possessions. They confiscated her correspondence with Ivan Kandyba, a document concerning Lukyanenko’s arrest, an appeal on his behalf, protest letters, petition by Petro Ruban and many other materials. None them were in fact anti-Soviet in nature. 

 

On February 14, 1978, Meshko was taken forcibly to KGB headquarters, where she was interrogated and given a formal “warning” about her activities. She refused to sign a record of the warning. Instead she demanded that an illegal surveillance post behind her house, which had operated for years, be removed. 

 

In a campaign to isolate Meshko, her acquaintances were questioned by the KGB and warned to stop associating with her on pain of losing their jobs or even facing imprisonment. 

 

On June 12, 1980, the seventy-five year-old Oksana Meshko was arrested and confined to a psychiatric hospital in Kiev for “examination.” 

 

 

Vasyl Vasylyovych OVSIYENKO 

 

Born 1949. Unmarried. Teacher of Ukrainian language and literature. 

 

Arrest: November 18, 1978, Lenino, Radomyshl, Zhytomyr obl.

 

Trial:  February 7-8, 1978. Radomyshl. 

 

Sentence: 3 years’ strict-regime labor camp on a trumped-up charge of “resisting the militia” (Art. 188-1, -2). 

 

In 1972 Ovsiyenko completed his studies in philology at Kiev University and began to teach Ukrainian language and literature at a high school in the village of Tashan (Kiev obl). He was first arrested on March 5, 1973, and sentenced to four years’ strict-regime labor camp for “anti-Soviet agitation and propaganda.” In 1977 he returned to the village of Lenino, where his mother lives. Unable to find work as a teacher, he appealed to the Ministry of Education of the Ukrainian SSR to provide him with work or else to grant and and his mother material assistance. He was kept under administrative surveillance, which amounts to house arrest. 

 

In August 1977 Ovsiyenko was interrogated about his friends Myroslav Marynovych and Mykola Matusevych. At one time he was threatened with arrest for allegedly giving false testimony. He refrained from dissident activity and in autumn of 1978 appealed to the Supreme Soviet of the Ukrainian SSR for permission to emigrate. 

 

He was tried in 1979 on a false charge: “He resisted the militia… Lt. Bazlenko and Cpt. Slavinsky... attacked Cpt. Slavinsky, grasping his coat and tearing off two buttons.” The incident allegedly took place on November 18, 1978, in Lenino. The only witnesses, Oksana Meshko and Olha Orlova, were not permitted to testify at the trial. Oksana Meshko submitted a protest letter with an account of the incident to the court, but her letter was ignored. 

 

Ovsiyenko joined the Ukrainian Helsinki Group in March 1977. 

 

 

Oksana Zenonivna POPOVYCH

 

Born January 30, 1925. Unmarried. 

 

Arrest: November 1974, Ivano-Frankivsk. 

 

Trial: February 1975, Ivano-Frankivsk. 

 

Sentence: 8 years’ strict-regime labor camp, 5 years’ exile for “anti-Soviet agitation and propaganda” (Art. 62-2). 

 

First arrested at the age of eighteen, Popovych served ten years in a labor camp for being active in the Ukrainian resistance movement during World War II. The conditions of her imprisonment were so harsh as to render her a complete invalid. She is able to walk only with the aid of crutches.

 

After her release in 1954, Popovych worked at a power station in her home city of Horodenka and supported her blind mother. She became active in distributing samizdat literature and in helping political prisoners. She was arrested in November 1974 and sentenced to eight years’ strict-regime labor camp and five years’ exile for “anti-Soviet agitation and propaganda”. 

 

She joined the Ukrainian Helsinki Group in February 1979 while in labor camp. 

 

 

Bohdan Vasylyovych REBRYK 

 

June 30, 1938. Divorced; one daughter. Technical school teacher. 

 

Arrest: May 23, 1974, Ivano-Frankivsk. 

 

Trial: 1974, Ivano-Frankivsk.

 

Sentence: 7 years' special-regime labor camp, 3 Years’ exile for “anti-Soviet agitation and propaganda” (Art. 62-2).

 

From 1962 Rebryk worked as a teacher in Ivano-Frankivsk. He was arrested in February 1967 and sentenced to three years’ imprisonment for “slandering the state.” After release he was continually harassed. His home was frequently searched and he was summoned repeatedly for interrogation. In May 1974 he was arrested again and sentenced to seven years’ special-regime labor camp and three years' of exile for “anti-Soviet agitation and propaganda.” In camp he has participated in protests and in writing appeals to the public.

He joined the Ukrainian Helsinki Group in February 1979 while in labor camp. 

 

 

Rev. Vasyl Omelyanovych ROMANYUK

 

Born December 9, 1925. Married to Mariya Markivna Antonyuk; son Taras. Orthodox priest. 

 

Arrest: January 12, 1972, Ivano-Frankivsk. 

 

Trrial: July 1972, Ivano-Frankivsk.

Sentence: 2 years’ imprisonment, 5 years’ special-regime labor camp, 3 years’ exile for “anti-Soviet agitation and propaganda”. (Art. 62-2).

First arrested at the age of 19, Fr. Romanyuk was deported to Siberia for ten years on a charge of “nationalist religious activities.” His whole family was deported with him: his father died in Siberia and his brother was shot while to escape. Upon his release Fr. Romanyuk studied theology and was ordained a priest in 1964. He served in various parishes before moving to the village of Kosmach. In 1970 his home was searched and several books were confiscated.

 

After writing a letter in defense of Valentyn Moroz, Romanyuk was arrested and sentenced in July 1972 to seven years’ imprisonment and labor camp and three years’ exile for “anti-Soviet agitation and propaganda.” 

 

From labor camp Fr. Romanyuk has written numerous protests against the violation of camp regulations by the authorities and moving appeals for support to Western church authorities and international organizations. In 1976 he renounced Soviet citizenship and stated that he wished to emigrate to the West. 

 

While serving his term in labor camp, Fr. Romanyuk joined the Ukrainian Helsinki Group in February 1979. 

 

 

Petro Pavlovych ROZUMNY 

 

March 7, 1926. Separated. Teacher of English. 

 

Arrest: October 19, 1979, Dnipropetrovsk. 

 

Sentenced to three years’ labor camp on a trumped-up charge of “illegal possession of a weapon” (Art. 222).

 

During World War II Rozumny did forced labor in Germany. After his return he served in the Soviet Army. In 1952 he was graduated from the Pedagogical Institute of Foreign Languages in Dnipropetrovsk and then taught English in the Ternopil and Dnipropetrovsk regions. Because of his ties with Ukrainian dissidents, he lost his teaching job in 1967 and had to make a living as a construction worker.

 

Rozumny joined the Ukrainian Helsinki Group in October 1979. That autumn he visited his friend Yevhen Sverstyuk, who is living in exile in eastern Siberia. There Rozumny bought himself a hunting knife as a souvenir. Shortly after his return, his home was searched and the knife was discovered. Rozumny was then arrested for “illegal possession weapon” and sentenced to three years’ labor camp. 

 

 

Mykola Danylovych RUDENKO 

 

December 19, 1920. Married to Raisa Opanasivna; four children. Writer. 

 

Arrest: February 5, 1977, Kiev. 

 

Trial: June 23 — July 1, 1977, Druzhkivka, Donetsk obl. 

 

Sentence: 7 years’ strict-regime labor camp, 5 years’ exile for “anti-Soviet agitation and propaganda” (Art. 62-1). Sentence confirmed by the Supreme Court the Ukrainian SSR on September 15, 1977.

 

Several years before the outbreak of World War II Rudenko was drafted. During the war he served as a political officer in the Red Army, and was gravely wounded during the siege of Leningrad. After spending a year in hospital he returned to the front. He was decorated with the Order of the Star and various medals. After the war he embarked on a career as a writer. His first collection of poems came out 1947, and he became the managing editor of the journal Dnipro. Eventually he became secretary of the Ukrainian Writers’ Union Party organization. 

 

A prolific writer, he published in quick succession nine books of poems, two novels, a collection of short stories, and two science-fiction novels. As he became more absorbed in science fiction, his outlook on life began to change. He published less frequently. His last book to be published in the USSR was a collection of poetry “The Universe Within You” (1968). Because of his letters to the Central Committee of Communist Party of Ukraine criticizing its economic and social policies, he was no longer permitted to publish. To supplement the meager invalid’s pension of 120 rubles a month he worked as a watchman. He became acquainted with Andrei Sakharov, Valentin Turchin, and Yuriy Orlov and the Moscow Chapter of Amnesty International. After his “Economic Monologues” began to circulate in samizdat, was expelled from the Party and from the Writers’ Union. Shortly afterwards, on April 18, 1975, he was arrested and quickly released because of the public reaction. At the beginning of 1976 he was confined against his will in the Kiev Psycho-Neurological Clinic for two months. There he wrote his poem “History of an Illness.” In November 1976 he organized the Ukrainian Helsinki Group and served as its chairman until his arrest. 

 

His home was searched twice prior to his arrest, and his literary archive was plundered. Scores of outlines of new books, several unfinished novels, a large number of unpublished poems, and the philosophical work “Genesis and the Contemporary World” were carted away.

 

His arrest was carried out in an illegal manner. On February 5, 1977, Rudenko and his wife were seized by KGB agent on the street and driven home. During the long search Raisa was forced to undress, and so was Oleksander Berdnyk, who happened to drop in. Various materials — philosophical and economic manuscripts, an unpublished volume of poetry, a novel — were seized, as were Rudenko’s medals. In the end Rudenko was taken to the Procurator’s office for a “chat.” Only three days later was Raisa informed that her husband was under arrest and that he was being held in Donetsk, not in Kiev. She could not obtain any information about the charges against him. 

 

From June 23 to July 1, 1977, Rudenko was tried jointly with Oleksa Tykhy on a charge of “anti-Soviet agitation and propaganda.” The trial was closed to the public: the audience was selected by the police. Raisa was admitted into the courtroom only on the seventh day of the trial. To attract as little attention as possible, the trial was held in the village of Druzhkivka, more than 500 kilometers from Rudenko’s place of residence and the scene of the alleged crime. Rudenko’s counsel was appointed by the state against his will. While Rudenko denied any guilt, his counsel admitted the charges and pleaded for a reduced sentence. The trial dealt with secondary details: who wrote what and who passed what to whom. It avoided the real issue — whether the documents that Rudenko admitted having written and given to others were anti-Soviet propaganda.

 

Rudenko received the maximum sentence, although he is an invalid of the third class and requires special care. It is hardly likely that he will survive seven years in labor camp. A few months after the trial he was brought to Kiev where every means was used in an attempt to extract a renunciation of his views. Obviously, the severe sentence was meant to force a recantation from him. 

 

In labor camp Rudenko was at first assigned light work a wood-drying room. After his wife’s three-day visit in December 1977, he was reassigned to hard labor and his poems were taken from him. He refused to work and declared a hunger strike. After three days his poems were returned. He was sent to the prison hospital to determine the degree of his disability. He was declared to be an invalid of the second class and assigned a lighter job as an orderly. On May 5, 1978, he was granted a two-hour meeting with his wife.

 

Several collections of Rudenko’s poetry and his “Economic Monologues” have been published in the West. 

 

Iryna Mykhaylivna SENYK 

 

Born June 8, 1925. Unmarried. Nurse.

 

Arrest: November 17, 1972, Ivano-Frankivsk. 

 

Trial: February 1973, Ivano-Frankivsk.

 

Sentence: 6 years’ strict-regime labor camp, 3 years’ exile for “anti-Soviet agitation and propaganda” (Art. 62).

 

First arrested in 1944 for participating in the Ukrainian resistance movement, Senyk served ten years in a hard-labor camp and thirteen years in exile (her original life sentence exile was later annulled). During this time she contracted tuberculosis of the spine. In 1954 she was released as an invalid of the second category. For a time she worked as a nurse in Ivano-Frankivsk.

She was arrested a second time in November 1972 for “Soviet agitation and propaganda.” Her poetical work and her association with Ukrainian dissidents such as Vyaleslav Chornovil, Svyatoslav Karavansky, and Valentyn Moroz served as grounds for a severe sentence: six years’ strict-regime labor camp and three years’ exile. 

 

Senyk joined the Ukrainian Helsinki Group in May 1979 while in exile. 

 

 

Stefaniya Mykhaylivna SHABATURA 

 

Born November 5, 1938. Unmarried. Artist. 

 

Arrest: January 12, 1972, Lviv.

Trial: July 1972, Lviv. 

 

Sentence: 5 years’ strict-regime labor camp, 3 years’ exile for “anti-Soviet agitation and propaganda” (Art. 62). 

 

Shabatura is famous for her drawings and tapestries. Her activity in defence of Valentyn Moroz and other political prisoners in the late 1960s and early 1970s resulted in her own airrest on January 12, 1972. She was sentenced to five years’ strict-regime labor camp and three years’ exile. Much of her prison term was spent in punishment cells because of her defense of fellow prisoners. Her health was seriously impaired.

 

Shabatura renounced Soviet citizenship in 1976 and, since the completion of her term of exile, has been living in Lviv under “administrative supervision”. 

 

She joined the Ukrainian Helsinki Group in October 1979 while in exile. 

 

 

Yuriy Romanovych SHUKHEVYCH-BEREZYNSKY 

 

Born March 28, 1934. Married to Valentyna Mykolayivna Trotsenko; son Roman, daughter Iryna. 

 

Arrest: March 1972, Nalchik, Kabardino-Balkar ASSAR.

 

Trial: September 9, 1972, Nalchik. 

 

Sentence: 5 years’ imprisonment, 5 years’ special-regime labor camp, 5 years’ exile for “anti-Soviet agitation and propaganda” (Art. 62-2).

 

Shukhevych has spent most of his adult life in Soviet prisons and labor camps. He was first arrested in 1948 at the of fourteen and sentenced to ten years’ imprisonment simply because he is the son of the late Roman Shukhevych, Commander-in-Chief of the Ukrainian Insurgent Army. Because he refused to renounce his father, he was rearrested the day his term expired (August 21, 1958) and sentenced to another ten years’ imprisonment. 

 

Having served his second term, Shukhevych settled in the Caucasus town of Nalchik, married and worked as an electrical repairman. He was forbidden to return to Ukraine. In March 1972 he was again arrested and sentenced to five years’ imprisonment, five years’ strict-regime labor camp and five years' exile for “anti-Soviet agitation and propaganda”.

 

Shukhevych became a member of the Ukrainian Helsinki Group in January 1979; he renounced Soviet citizenship in autumn 1979. 

 

 

Danylo Lavrentiyovych SHUMUK 

 

December 28, 1914. Married; two children. Writer. 

 

Arrest: January 12, 1972, Volyn obl.

 

Trial:  July 5-7, 1972, Kiev.

 

Sentence: 10 years’ special-regime labor camp, five years’ exile for “anti-Soviet agitation and propaganda” (Art. 62-2). 

 

At the age of 18 Shumuk was arrested by Polish authorities for membership in the Communist Party of Western Ukraine. He was arrested by Soviet occupation forces in 1941 and kept in a penal colony without charge, then sent to the front, where he was captured by the Germans. He escaped a POW camp to join the Ukrainian Insurgent Army. At the end of 1944 he was arrested by the NKVD and his death sentence was commuted to twenty years’ hard labor in Siberia. 

 

In August 1956 Shumuk returned home under a general amnesty. When he refused to work as an informer for the KGB, he was harassed and finally rearrested in 1957. He was sentenced to ten years in a labor camp for “anti-Soviet agitation and propaganda.”

Upon his release in 1967 Shumuk began to write his memoirs. On January 14, 1972, the KGB confiscated his memoirs and arrested him. In July 1972 he was sentenced to another ten years’ special-regime labor camp and five years’ exile for “anti-Soviet agitation and propaganda”.

In labor camp Shumuk has been an organizer of strikes and protests. He renounced Soviet citizenship on December 10, 1974: representation has been made repeatedly to the Soviet government to allow Shumuk to emigrate. On November 3. 1978, the Canadian House of Commons unanimously passed a motion calling for his release. 

 

Shumuk’s health is declining catastrophically. Aside from old age infirmities, he is suffering from stomach ulcers, varicose veins, and general nervous exhaustion.

 

Shumuk joined the Ukrainian Helsinki Group in February 1979 while serving his labor-camp term. 

 

 

Petro Vasylyovych SICHKO 

 

Born August 18, 1926. Married to Stepaniya Petrash; sons Vasyl and Volodymyr, daughter Oksana. Economist. 

 

Arrest: July 5, 1979, Dolyna, Ivano-Frankivsk obl. 

 

Trial: December 4, 1979, Lviv. 

 

Sentence: 3 years’ strict-regime labor camp for “slandering the state” (Art. 187-1).

 

During World War II Sichko served as an officer in the Ukrainian Insurgent Army. In 1947 he was arrested for attempting to organize a society for the liberation of Ukraine. His death sentence was commuted to twenty-five years’ imprisonment. He was released in 1957 under a general amnesty.

 

For twenty years Sichko was persecuted by the KGB for refusing publicly to renounce his convictions. An economist and engineer by profession, he was dismissed from job after job and forced to work outside his profession. Beginning in 1975 the KGB tried to blackmail him into working as an informer. In exchange for his cooperation his son Vasyl was to be allowed to complete his university studies. Sichko refused to cooperate and applied at the end of 1977 for an exit visa, renouncing Soviet citizenship. In April 1978 he applied the United Nations for help in obtaining a visa. Arrested in July 1979, he was sentenced in December of that year to three years’ strict-regime labor camp for “slandering the state”. 

 

Sichko became a member of the Ukrainian Helsinki Group in April 1977. 

 

 

Vasyl Petrovych SICHKO 

Born December 22, 1956. Son of Petro Sichko. Unmarried. 

 

Arrest: July 5, 1979, Dolyna, Ivano-Frankivsk obl. 

 

Trial: December 4, 1979, Lviv. 

 

Sentence: 3 years’ strict-regime labor camp for “slandering the state” (Art. 187-1).

 

On graduating from high school, Vasyl Sichko worked in a factory. In 1975 he began to study journalism at Kiev University, from which he was expelled on July 20, 1977, because of his father’s refusal to become an informer for the KGB. His appeals to the university authorities and the Central Committee of the CPSU proved fruitless. On September 18, 1977, he renounced his citizenship and membership in the Communist Youth League, and applied for an emigration visa to the United States. For this he was held for two weeks the Ivano-Frankivsk Psychiatric Hospital. Dr. Chukhrin, the chief psychiatrist of the Ministry of Health, told his father that Vasyl’s renunciation of Soviet citizenship was sufficient evidence of schizophrenia.

 

After being arrested in July 1979, Vasyl Sichko was kept in a psychiatric hospital for forty days, then sentenced in December together with his father to three years’ strict-regime labor camp for “slandering the state”.

 

In April 1977 he became the youngest member of the Ukrainian Helsinki Group. 

 

 

Ivan Hryhorovych SOKULSKY 

 

Born 1940. Married. Journalist. 

 

After studying at Dnipropetrovsk University, Sokulsky worked as a journalist. In June 1969 he was arrested on suspicion of having written the “Letter of the Creative Youth of Dnipropetrovsk” which protested Russification in the area. He was charged with “anti-Soviet agitation and propaganda”. Because of his guilty plea, he was given a reduced sentence: four and one-half years in labor camp.

 

In camp Sokulsky participated in protests and was transto Vladimir Prison. Before being released from prison 1975, he was given a psychiatric examination at the Serb Institute of Forensic Psychiatry and pronounced tally ill. He was released with the warning that a resumption his human-rights activities would result in a long term in. mental asylurr 

 

Sokulsky became a member of the Ukrainian Helsinki Group in October 1979. 

 

 

Vasyl Stepanovych STRILTSIV 

 

Born January 13, 1929. Unmarried. Teacher of English, translator. 

 

Arrest: October 25, 1979, Dolyna, Ivano-Frankivsk obl. 

 

Trial: November 12, 1979, Dolyna. 

 

Sentence: 2 years’ strict-regime labor camp on a trumped-up charge of “violation of passport regulations” (Art. 196). 

 

At the age of fifteen Striltsiv was sentenced to ten years’ labor camp, which he served in full. Eventually he was exonerated and permitted to return to his family in Ivano-Frankivsk. 

 

He was graduated from the Department of English of the University of Chernivtsi and taught English for twelve years in High School No. 1 in Dolyna. For seven years he directed a seminar for teachers of English, and for nine years chaired a school branch of the Ukrainian Society for the Preservation of Historical and Cultural Monuments. 

 

On February 22, 1972, his apartment was searched; in July of that year, his brother Pavlo was arrested. From then on the school administration waged a campaign of discrimination, blackmail, and slander against him. On February 2, 1977, he declared a hunger strike to protest against the impossible conditions at work. A week later he was fired. Seeking redress, he wrote 37 petitions to various institutions, but without result. 

 

On September 14, 1977, he renounced his citizenship. He has petitioned the Presidium of the USSR Supreme Soviet several times for permission to emigrate to England. 

 

In February 1979 he was sentenced to three months’ corrective labor for allegedly insulting a state official. In the spring, his home was searched. His second arrest on October 25 was based on the charge of violating the passport regulation. Striltsiv had no passport because he had returned it to the authorities when he renounced his citizenship. 

 

He joined the Ukrainian Helsinki Group in April 1977. 

 

 

Nina Antonivna STROKATA 

 

Born January 31, 1926. Married to Svyatoslav Karavansky. Microbiologist 

 

Arrest: December 6, 1971, Nalchik, Kabardino-Balkar ASSR.

 

Trial: May 4-18, 1972, Odessa.

Sentence: 4 years’ strict-regime labor camp for “anti-Soviet agitation and propaganda” (Art. 62-1); released December 6, 1975. 

 

After completing her medical studies, Strokata worked a physician in southern Ukraine. From the early 1960s until 1971 she did research at the Medical Institute in Odessa. 

 

She was arrested in December 1971 and in May 1972 was sentenced to four years’ strict-regime labor camp for “anti-Soviet agitation and propaganda”. The deprivations she suffered undermined her health. Altogether she spent some eight months in a prison hospital. 

 

During her imprisonment the American Society for Microbiology launched a vigorous campaign in her defense. She was granted membership in the Society and invited to the USA to work in her field. 

 

In 1975, while still in prison, Strokata renounced Soviet citizenship. Having served her term, she was released from labor camp in December 1975 but forbidden to return Ukraine. She was forced to live in Tarusa, south of Moscow what amounted to exile. She was under administrative surveillance, which meant that she could not leave Tarusa without special permission and had to report periodically to the police. Strokata was taken to court twenty times to face charges of “infringing passport regulations” and forced to pay the imposed fines. On one occasion, she “infringed” regulations by going to Moscow for medical tests: she was seriously ill with a stomach ulcer. 

 

On visits to her husband, Svyatoslav Karavansky, she was forced to speak Russian with him. The camp commander forbade Karavansky to include his poems in letters to his wife. When Karavansky proclaimed a hunger strike to protest this arbitrary decision, he was deprived of the next visit. 

 

On February 6, 1977, Strokata’s apartment was searched in connection with the arrest of members of the Ukrainian and Moscow Helsinki Groups. Three guests who were present at the time were also searched. The KGB behaved brutally. Some samizdat materials, among them the Ukrainian Helsinki Group’s “Declaration” and a draft statement in defense Aleksandr Ginzburg, were confiscated. In April 1979, when Oksana Meshko came to visit Strokata, KGB agents forced both to submit to a strip search. 

 

Strokata was forced to emigrate: on November 30, 1979, left the USSR with her husband. 

 

She is a founding member of the Ukrainian Helsinki Group and a member of its External Representation. 

 

 

Vasyl Semenovych STUS 

 

Born January 8, 1938. Married to Valentyna Vasylivna Popelyukh; son Dmytro, Writer. 

 

Arrest: January 12, 1972, Kiev.

 

Trial: September 12, 1972, Kiev.

Sentence: 5 years’ strict-regime labor camp, 3 years’ exile for “anti-Soviet agitation and propaganda” (Art.62-1). Released 1979, re-arrested May 18, 1980, charged once again under Art. 62. 

 

One of the finest Ukrainian poets and literary critics, Stus began to publish his poetry in 1959. Five years later he received his doctoral degree from the Institute of Literature of the Academy of Sciences of the Ukrainian SSR. 

 

Stus has been active in the human-rights movement since 1965. For signing appeals in defense of his friends, he was dismissed from the Academy’s Institute of Literature and remained unemployed until 1972. He joined the Citizens’ Committee in Defense of Nina Strokata. 

 

On January 12, 1972, he was arrested and sentenced to five years’ labor camp and three years’ exile for “anti-Soviet agitation and propaganda.” He was treated very harshly in labor camp: he was denied medical care; two months after a stomach operation his special diet was discontinued. All his manuscripts — some six hundred poems and translations — were destroyed. 

 

On completing his term, Stus returned to Kiev and worked in a foundry at a job that was beyond his physical capacity. Articles appeared in the local press in 1978 slandering him as a “fascist”. He was rearrested on May 18, 1980, and charged once again with engaging in “anti-Soviet agitation and propaganda.” He is now awaiting trial. 

 

Stus joined the Ukrainian Helsinki Group in October 1979. 

 

 

Nadiya Oleksiyivna SVITLYCHNA 

 

Born November 8, 1936. Married to Pavlo Stokotelny; sons Yarema and Ivan. Philologist. 

 

Arrest: May 18, 1972, Kiev. 

 

Trial: March 27 - April 2, 1973, Kiev. 

 

Sentence: 4 years’ strict-regime labor camp for “anti-Soviet agitation and propaganda” (Art. 62-1); released May 18, 1976. 

 

Born in Luhansk oblast in Eastern Ukraine, Svitlychna studied philology at Kharkiv University, then worked as an editor and librarian. She became active in the human-rights movement in 1965, signing numerous letters and petitions on behalf of Ukrainian intellectuals arrested that year (one of whom was her brother, Ivan Svitlychny). Svitlychna was was herself arrested in May 1972 and charged under Art. 62-1 (‘’anti-Soviet agitation and propaganda”). She was tried in Kiev from March 27 to April 2, 1973, and sentenced to four years’ strict-regime labor camp. She was imprisoned in Mordovian camp No. 3 until 1976.

Following her release, Svitlychna was denied employment and subjected to considerable harassment; she renounced Soviet citizenship in December 1976. Her request for permission to emigrate was finally granted in 1978 and she settled with her children in the United States, where she was joined by her husband in February 1980. Svitlychna is editor of a monthly bulletin on repression in Ukraine published by the External Representation of the Ukrainian Helsinki Group. She joined the Group in January 1977 as an undeclared member and was later coopted. 

 

 

Oleksa Ivanovych TYKHY 

 

Born January 31,1927. Married; two sons. Teacher. Arrest: February 5, 1977, Donetsk. 

 

Trial: June 23 — July 1, 1977, Druzhkivka, Donetsk obl. 

 

Sentence: 10 years’ special-regime labor camp, 5 years’ exile for “anti-Soviet agitation and propaganda” (Art. 62, 222-1). Sentence confirmed by the Supreme Court of the Ukrainian SSR on September 15, 1977. 

 

Tykhy was graduated from the Philosophy Department the University of Moscow and worked as a teacher in Ukraine until his first arrest. In 1957 he was sentenced to seven years’ labor camp for “anti-Soviet agitation and propaganda”. When he returned from labor camp in 1964, he took up work as a fireman. 

 

For participating in the founding of the Ukrainian Helsinki Group, he was arrested on the same day as Mykola Budenko and tried together with him. The closed trial took place 100 km. from his place of residence. None of his acquaintances were admitted. His mother attended only the closing sessions. All these aspects of the trial were violations of the law. 

 

Contrary to the law, his previous sentence was taken into account and he was given the maximum sentence as a recidivist. 

 

In labor camp Tykhy went on a hunger strike to protest against the cruel treatment of prisoners. On the sixteenth day he lost consciousness and was taken to the camp infirmary for a stomach operation. Now in a labor camp in Perm oblast, he is extremely ill. 

 

 

VINS, Petro Heorhiyovych 

 

Born May 1, 1956. Unmarried. Son of Baptist leader Heorhiy Vins, who was sentenced in 1975 to five years’ imprisonment and five years’ exile. 

 

Arrest: February 15, 1978, Kiev.

Trial: April 6, 1978, Kiev. 

 

Sentence: 1 year’s general-regime imprisonment on a trumped-up charge of “parasitism” (Art. 214). 

 

Vins joined the Ukrainian Helsinki Group in April 1977, fllowing the arrest of Mykola Rudenko and Oleksa Tykhy.

 

On December 8, 1977, as Vins was about to leave for Moscow to take part in the annual commemoration of demonstration at the Pushkin monument, he was stopped by policemen at the Kiev railway station. When he demanded that they produce an arrest warrant, he was beaten and placed under administrative arrest for fifteen days for “resisting the militia”. Vins protested by going on a hunger strike. As a result his detention was prolonged for two more weeks. 

 

He was arrested again on February 15, 1978 and charged with “parasitism” since he could not find work. His family was not informed of the arrest. He was tried in Kiev on April 6, 1978 and sentenced to one year’s imprisonment, 

 

In mid-June 1978 he arrived in the USA with the rest of the Vins family to join Pastor Heorhiy Vins, who had been exchanged with four other dissidents for two Soviet spies arrested in the United States. 

 

 

Yosyf Samiylovych ZISELS 

 

Born December 2, 1946. Married to Iryna Borysivna; three children. Engineer. 

 

Arrest: December 8, 1978, Chernivtsi. 

 

Trial: April 3-5, 1979, Chernivtsi. 

 

Sentence: 3 years’ reinforced-regime labor camp for “slandering the state” (Art. 187-1). 

 

Zisels, an engineer at the Chernivtsi television studio, was active in the defense of Ukrainian political prisoners, corresponding with them and gathering information about their persecution. His home was searched several times in 1976, and in the following year he was given a “severe warning”. He was arrested on December 8, 1978, and charged with “slandering the state”. On April 5, 1979, he was sentenced to three years in a reinforced-regime labor camp. The sentence was upheld by the Supreme Court of the Ukrainian SSR on May 29, 1979. Although he is suffering from a stomach ulcer, Zisels has been denied proper medical care and kept in solitary confinement. He has been denied visits from his wife. 

 

Zisels became a member of the Ukrainian Helsinki Group in 1977. 

ПРЕСЛЕДОВАНИЕ УКРАИНСКОЙ ХЕЛЬСИНСКОЙ ГРУППЫ 

 

Комиссия по правам человека Всемирного конгресса свободных украинцев. Торонто, Канада, 1980 год.

 

 

Создание Украинской Хельсинкской группы.

 

Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе был подписан в Хельсинки 1 августа 1975 года тридцатью пятью странами, включая Канаду, США и СССР. Закон содержит широкие гарантии прав человека и предусматривает контроль и проверку соблюдения его положений. 

 

Украинская общественная группа содействия выполнению Хельсинкских соглашений была основана в Киеве 9 ноября 1976 года для информирования граждан Украины и всего остального мира о соблюдении Советским Союзом Заключительного акта. Она была создана открыто, и публично заявила о своих принципах, требованиях и составе. Создание Группы открыло новый этап в борьбе за права человека и национальностей в Украине: впервые у активистов появились веские моральные основания не только требовать от советской власти соблюдения прав человека, гарантированных Конституцией СССР и международными декларациями и договорами о правах человека, но требовать от западных демократий предпринимать действия в ответ на нарушения и поддерживать их борьбу за права человека. 

 

До образования Украинской Хельсинкской группы диссидентов объединяли общие цели и личные связи; политические протесты были спонтанными действиями отдельных лиц или групп. Группа стала центром и форумом для диссидентского движения. 

 

Несмотря на свою приверженность советскому и международному законодательству, Группа постоянно подвергалась преследованиям со стороны советских властей и тайной полиции (КГБ). Из десяти учредителей шестеро арестованы и приговорены к максимальному сроку за “антисоветскую агитацию и пропаганду”: Александр Бердник, Левко Лукьяненко, Мирослав Маринович, Николай Матусевич, Николай Руденко и Олекса Тихий. 12 июня 1980 года Оксана Мешко была арестована и помещена в психиатрическую больницу для “наблюдения”. Генерал Петр Григоренко и доктор Нина Строката отправлены в ссылку. Только Иван Кандыба до сих пор “на свободе”, хотя и находится под наблюдением КГБ. 

 

Хотя эти аресты и помешали работе Группы, к ней присоединились 27 новых участников, чтобы продолжить борьбу за права человека. Из них четверо были высланы из СССР после жестоких преследований: Святослав Караванский, Владимир Малинкович, Надежда Светличная и Петр Винс. Два участника — Стефания Шабатура и Иван Сокульский — находятся “на свободе” под наблюдением КГБ. Одного — Михаила Мельника — травля КГБ довела до самоубийства. Все остальные были арестованы, и большинство из них получили суровые приговоры. 

 

За исключением высланного Караванского и отбывшей срок ссылки Шабатуры, эти члены Группы либо до сих пор отбывают наказание, либо были повторно арестованы после вступления в Группу. Те, кто находился в лагерях, были приняты в Украинскую Хельсинкскую группу из Хельсинкской группы трудовых лагерей, которая была сформирована в феврале 1979 года.

 

Первая в СССР Хельсинкская мониторинговая группа была создана в Москве 12 мая 1976 года под председательством Юрия Орлова. Одиннадцать ее членов вскоре стали жертвами официальных преследований. Генерал Петр Григоренко, член Московской и Украинской групп, был главным посредником между ними до своего отъезда из СССР в 1977 году. Следует подчеркнуть, что ни одна группа не претендовала на начальство над другой; обе сотрудничают как равные партнеры в борьбе за права человека. 

 

 

Деятельность Украинской Хельсинкской группы 

 

Несмотря на сложные и опасные обстоятельства, в которых Группе приходится осуществлять свою деятельность, ей удалось опубликовать обширную документацию о массовых репрессиях, русификации и злоупотреблении властью в Украине. Сообщается о незаконных и жестоких обысках, произвольных арестах, избиениях и психологических пытках, преследовании семей политзаключенных, религиозных преследованиях, уничтожении памятников украинской культуры, национальных традиций и языка. 

 

Группа опубликовала восемнадцать меморандумов, двенадцать из которых дошли до Запада. Другими документами, полученными за границей, являются пять номеров “Информационного бюллетеня” Группы, несколько докладов о нарушениях прав человека, ходатайство в Совет Министров Украинской ССР об официальном признании, обращение к Белградской обзорной конференции в защиту Левко Лукьяненко и письма о нарушениях прав человека. В дополнение к этим документам, обнародованным Группой, отдельные ее члены обращались в различные органы советского правительства, к странам, подписавшим Хельсинкские соглашения, в Комиссию ООН по правам человека и в Amnesty International.

 

 

Принципы и требования 

 

Украинская Хельсинкская группа придерживается принципов прав человека, демократии и национальных прав. Эти три принципа, провозглашенные Всеобщей декларацией прав человека ООН, связывают борьбу в Украине с общемировой борьбой за права человека. 

 

Группа подчеркивает важность личности по сравнению с государством: “Мы считаем, что право должно предполагать примат личности и производный характер государства, поскольку, говоря практически, личность является единственной реальностью, единственной ценностью бытия и единственной ценностью в глазах права”. 

 

Группа требует, чтобы Советское правительство уважало и реализовывало на деле, а не только на бумаге, основные права личности на жизнь, свободу и личную неприкосновенность; справедливость и одинаковую защиту со стороны закона; свободу мысли, совести и религии; свободу мнений и их выражения; свободу передвижения и проживания; свободу формировать объединения; и полное участие в государственной и культурной жизни. 

 

Далее Группа требует демократизации советской системы: 

 

“Любая социальная трансформация должна быть одобрена народом путем всенародного референдума. Без независимо сформированного общественного мнения демократия является фарсом. Но такое общественное мнение невозможно, если общественность не будет правильно информирована о том, что происходит в политике. Если общественность желает иметь эффективный контроль над политикой правительства, она должна иметь реальный выбор на выборах”. 

 

Национальным правам уделялось относительно мало внимания за границей. Высокий процент украинцев (более 40%) среди известных советских политзаключенных является одним из показателей национальной дискриминации; другой индикатор — суровость приговоров, выносимых украинским диссидентам, и выпуск лишь некоторых из них на Запад. Защищая народ, который долгое время подвергавшегося насильственной ассимиляции, Группа утверждает, что национальные права неотделимы от прав человека и демократических прав:

 

“Речь идет о поразительном явлении деградации целого народа под гнетом бюрократических узурпаторов: массовое отречение от родного языка, обучение детей в русских школах, презрение к собственной культуре и литературе”. 

 

Только собственное независимое государство может обеспечить свободное развитие культуры народа. Группа требует суверенитета для Украины, права, предоставленного конституцией Украинской ССР, которая провозглашает Украину “суверенным советским национальным государством” (статья 68) с “правом на свободный выход из СССР” (статья 69). Украина также является членом Организации Объединенных Наций и как таковая официально признана суверенным государством. Страны, подписавшие Хельсинкский акт, договорились “уважать равные права народов и их право на самоопределение” (Принцип VIII).

 

Однако в действительности украинская независимость — не более чем юридическая фикция. Важные области жизни страны — оборона, иностранные дела, торговля, связь — находятся в ведении министерств СССР. В других сферах, которые должны находиться под контролем Украины, решения ее министерств могут быть отвергнуты Москвой. 

 

Группа требует реализации конституционных гарантий суверенитета Украины: наличия у Украины своих представителей на международных конференциях, в том числе обзорных в Хельсинки, и в зарубежных столицах; контроль над внешними связями; собственные вооруженные силы; чтобы украинский язык был установлен в качестве официального языка в Украине; украинские меньшинства в других республиках должны быть обеспечены собственными школами (право, которым пользуется русское меньшинство в Украине). 

 

Наконец, Группа поддерживает борьбу других народов за права человека и национальное самоопределение и отвергает шовинизм: 

 

“Украинская правозащитная группа должна согласно своим принципам бороться против политики официального и неофициального великодержавного шовинизма в различных его проявлениях и отстаивать право каждой нации на независимое развитие, без которого невозможна ни одна успешная кампания за социальную и личную свободу. В то же время Группа будет бороться со всеми проявлениями национальной вражды в Украинской ССР”.

 

 

Предыстория украинского инакомыслия 

 

В ходе Революции 1917-1920 годов украинский народ образовал национальное государство — Украинскую Народную Республику (УНР), провозгласившую свою независимость в январе 1918 года. Через год УНР и Западно-Украинская Народная Республика объединились в единое государство. Вооруженные силы Украинской Республики были разбиты вторгшейся Советской Красной Армией, и большая часть ее территории была насильственно поглощена СССР, а Западная Украина перешла под власть Польши. 

 

После прихода Сталина к власти, обладающая национальным самосознанием украинская интеллигенция была практически уничтожена, а сопротивление украинского крестьянства коллективизации было подавлено организованным государством голодомором, унесшим миллионы жизней. 

 

Во время Второй мировой войны Украинская повстанческая армия сражалась как с нацистскими, так и с советскими оккупационными войсками. С поражением Германии и послевоенным советским господством в Восточной Европе западноукраинские территории были присоединены к УССР. Это был долгий и жестокий процесс, поскольку Украинская повстанческая армия продолжала сопротивление на западе Украины до начала 1950-х годов, когда в результате совместной советско-польской военной операции удалось уничтожить повстанческие силы. 

 

 

Рост диссидентского движения и правительственные репрессии 

 

В результате недолгой либерализации в Советском Союзе после 1956 года произошло возрождение украинской культурной жизни, возглавляемое новым поколением талантливых писателей (“шестидесятников”). 

 

Подавление правительством культурного возрождения привело к политизации культурного инакомыслия в Украине и породило ряд политических оппозиционных групп. В 1961 году Левко Лукьяненко и еще шесть человек были приговорены к смертной казни или длительным срокам заключения за попытку создания Украинского рабочего и крестьянского союза и за поощрение общественного обсуждения конституционного права Украины на выход из состава СССР. Позже смертный приговор Лукьяненко был заменен пятнадцатью годами лишения свободы.

 

В августе-сентябре 1965 года был арестован ряд украинских писателей, художников и представителей интеллигенции, в том числе Богдан Горынь, Михайло Горынь, Святослав Караванский, Михайло Масютко, Валентин Мороз, Михайло Осадчий, Опанас Заливаха. После длительных расследований в следующем году начались судебные процессы над двадцатью диссидентами. Остальные дела рассматривались при закрытых дверях, что являлось явным нарушением советского законодательства. Стандартным обвинением было “антисоветская агитация и пропаганда” с приговором до шести лет лагерей.

 

Аресты и судебные процессы вызвали значительный общественный протест в Украине. Несколько видных деятелей высоких культурных кругов — Михаил Стельмах, Андрей Малышко, Юрий и Платон Майбороды — направили запросы об арестах в ЦК Коммунистической партии Украины. Обеспокоенный обвинением задержанных в национализме, литературный критик Иван Дзюба утверждал, что ленинская национальная политика, от которой отказались при Сталине и Хрущеве, должна быть восстановлена. Его рукопись “Интернационализм или русификация?” была распространена среди членов ЦК КП Украины и правительства. 

 

Вячеслав Черновол, молодой журналист, освещавший некоторые судебные процессы, выразил протест Совету Министров Украины, но не получил ответа. Для информирования общественности о вопиющем нарушении судами закона он составил биографии двадцати диссидентов, которых судили в 1966 году, и распространил их в самиздате (подпольной литературе). За это он был приговорен в 1967 году к трем годам строгого режима. 

 

Суд над братьями Горынь во Львове спровоцировал массовую демонстрацию. В 1967 году ежегодная церемония поминовения национального поэта Тараса Шевченко закончилась насилием, спровоцированным КГБ. На следующий день 64 киевлянина подписали письмо протеста, адресованное властям. В апреле 1968 года 139 киевлян подписали протест против незаконных арестов и ограничений украинского языка и культуры. В том же году под “Письмом творческой молодежи Днепропетровска”, в котором критиковалась политика русификации, появилось около 300 подписей. Пятьдесят первая годовщина Октябрьской революции ознаменовалась протестным самоубийством: Василь Макух принес себя в жертву в Киеве. В 1970 году похороны художницы Аллы Горской, погибшей при подозрительных обстоятельствах, превратились в массовую акцию протеста. В ноябре того же года широкий протест вызвал второй суд над Валентином Морозом, одним из самых прямолинейных украинских диссидентов. Он был приговорен к девяти годам лишения свободы и пяти годам ссылки. 

 

Диссидентское движение в Украине достигло нового этапа развития в начале 1970-х годов с появлением подпольного журнала “Украинский вестник”. Он собирал документы, касающиеся злоупотреблений властью, арестов, апелляций и протестов. До его закрытия в 1974 году было опубликовано восемь номеров “Вестника”. 

 

Когда жертвы арестов 1965 года начали возвращаться из лагерей, Украину захлестнула вторая волна арестов. В январе-апреле 1972 года было заключено в тюрьму более ста молодых интеллигентов, некоторые из них — во второй раз. Опять же, закрытые судебные процессы были проведены после длительных расследований. Обвинения сводились в основном к “антисоветской агитации и пропаганде”, как и в 1966 году, но нередко выносились и максимальные наказания: от семи до десяти лет строгого режима в тюрьмах или трудовых лагерях, от трех до пяти лет ссылки за пределами Украины. 

 

Те, кто осмеливался протестовать против этих незаконных арестов, оказывались среди жертв, которых они защищали. Еще больше украинцев было уволено с работы или исключено из вузов. Работу потеряли известные ученые Институтов археологии, истории и философии АН УССР. Потеряв так много из своих активистов, правозащитное движение Украины потерпело серьезный удар. Но оно не было подавлено: в лагерях шли демонстрации и голодовки, в их защиту ходатайствовали родственники и друзья политзаключенных. Их усилия были решительно поддержаны правозащитниками в Москве, которые, в свою очередь, информировали западную прессу. 

 

Украинские активисты полны решимости сохранить существование Хельсинкской группы. Несмотря на сильное давление КГБ с целью добиться публичных отречений, лишь немногие из арестованных украинцев отказались от своих убеждений. Это свидетельствует о нравственной силе правозащитной борьбы в Украине. 

 

Согласно Меморандуму Группы от осени 1979 года: 

 

“Группа стала силой национально-освободительной борьбы украинского народа за его национальное и политическое освобождение, за право личности на свободную жизнь на своей земле”. 

УЧАСТНИКИ УКРАИНСКОЙ ХЕЛЬСИНСКОЙ ГРУППЫ

 

Александр Павлович БЕРДНИК

 

Родился 25 декабря 1927 года. Женат на Валентине Сокоринской; две дочери. Писатель.

 

Арест: 6 марта 1979 года, город Киев.

 

Суд: 17-21 декабря 1979 года в городе Кагарлык Киевской области.

 

Приговор: 6 лет лагерей на строгом режиме, 3 года ссылки за “антисоветскую агитацию и пропаганду” (статья 62-1).

 

Во время Великой Отечественной войны Бердник служил в Красной Армии. После войны он изучал театральное искусство и начал писать. В 1949 году был приговорен к семи годам лагерей.

 

Его первой публикацией стал роман “Вне времени и Пространства” (1957 год). К 1971 году, к тому моменту, когда его произведения стали запрещенными, он опубликовал почти 30 романов, некоторые из которых были переведены на английский, немецкий и португальский языки. Как мыслитель он глубоко обеспокоен экологическим кризисом и проблемой существующего в наше время разлада между людьми, между людьми и природой.

 

В 1972 году Бердник был исключен из Союза писателей за “отступление от соцреализма”. Его книги были изъяты из библиотек и уничтожены; ему приходилось зарабатывать на жизнь физическим трудом.

 

Бердник пошел на многое, чтобы получить разрешение на эмиграцию в США. 26 июня 1976 года он объявил голодовку в Москве, когда ему отказали в выдаче выездной визы. 9 сентября 1976 года он обратился к президенту Форду с просьбой предоставить ему американское гражданство и помочь получить визу. С аналогичным обращением он обратился к президенту Картеру 17 ноября 1976 года. Жизнь в Советском Союзе была для него невыносимой, потому что он не мог публиковаться. В его доме несколько раз проводились обыски, а в декабре 1976 года почти весь его архив был конфискован. Среди прочих материалов в нем содержались две законченные, но неопубликованные рукописи: "Книга судеб святой Украины” и “Альтернативная эволюция”. К счастью, рукописи попали на Запад и будут опубликованы здесь.

 

11 апреля 1977 года он был повторно арестован и доставлен на допрос в Донецк. Он отказался отвечать на вопросы до освобождения Николая Руденко. Через три дня Берднику разрешили вернуться домой. 12 августа 1977 года в газете “Литературная Украина” появилась направленная против него клеветническая статья.

 

Бердник был одним из основателей Украинской Хельсинкской группы и стал ее председателем после ареста Руденко. Он был вновь арестован 6 марта 1979 года и во время предварительного заключения держал длительную голодовку. После приговора к шести годам лагерей и трем годам ссылки Бердник содержится в одиночной камере. КГБ применяет чрезвычайно жесткое физическое и психологическое давление, чтобы заставить Бердника отказаться от своих убеждений: ему грозит неминуемая смерть.

 

Вячеслав Максимович ЧЕРНОВОЛ

 

Родился 24 декабря 1937 года. Женат на Атене Пашко; сын Тарас. Журналист.

 

Арест: 12 января 1972 года, Львов.

 

Суд: 12 апреля 1973 года, Львов.

 

Приговор: 6 лет лагерей на строгом режиме и 3 года ссылки за “антисоветскую агитацию и пропаганду” (статья 62-1). Вновь арестован в городе Нюрбе Якутской АССР (месте своей ссылки) 8 апреля 1980 года; судим в Якутске 4-6 июня 1980 года; приговорен к 5 годам лагерей по сфабрикованному обвинению в “покушении на изнасилование” (ст. 117).

 

После получения диплома журналиста в Киевском университете в 1960 году, Черновол быстро поднялся по служебной лестнице в Комсомоле. Он стал членом редколлегии газеты “Лига” и опубликовал ряд статей на темы литературы и искусства.

 

В качестве журналиста он был на нескольких процессов над украинской интеллигенцией, проходивших в 1966 году. Его даже вызывали на некоторые из них для дачи показаний, но он отказывался на том основании, что заседания были закрытыми и, следовательно, незаконными. За это он был наказан в июле 1966 года приговором к трем месяцам принудительных работ.

 

В следующем году Черновол составил пакет документов о нарушениях закона, имевших место во время судебных процессов 1966 года. Он представил их Первому секретарю Коммунистической партии Украины Петру Шелесту. В результате он был арестован и 17 ноября 1967 года и приговорен к трем годам лишения свободы за “клевету на Советское государство”. Эти документы были опубликованы на Западе в 1968 году в сборнике “Документы Черновола”.

 

Отбыв половину своего срока, Черновол был освобожден по всеобщей амнистии. Его статьи продолжали появляться в самиздате. 12 января 1972 года он был вновь арестован и приговорен к суровому наказанию в виде шести лет лагерей строгого режима и трех лет ссылки за “антисоветскую агитацию и пропаганду”. В лагере он участвовал в многочисленных голодовках и написал множество писем протеста и публичных обращений. В 1975 году газета London Times присудила ему премию Толмина в области журналистики.

 

В октябре 1979 года, отбывая срок ссылки, Черновол вступил в Украинскую Хельсинкскую группу.

 

До истечения срока его заключения он был снова арестован по сфабрикованному обвинению в покушении на изнасилование и 6 июня 1980 года приговорен к пяти годам заключения в лагере.

 

 

Ольга Дмитриевна ГЕЙКО

 

Родилась 9 сентября 1953 года. Замужем за Николаем Матусевичем. Филолог.

 

Арест: 12 марта 1980 года, город Киев.

 

После ареста мужа Ольга Гейко вышла из комсомола 28 апреля 1977 года. КГБ безжалостно преследовал ее и ее родителей. За восемь месяцев 1977 года в ее квартире шесть раз проводились обыски. Ее дважды останавливали в киевском аэропорту и обыскивали. Ее телефон прослушивался, а ее почта вскрывалась. Ее часто вызывали на допросы.

 

КГБ запугивал ее родителей, угрожая арестовать Гейко и посадить ее в тюрьму на десять лет, лишить родителей членства в партии и пенсии, исключить сестру из школы. Ее родители отказались отречься от нее, не смотря на то, что на них оказывалось сильное давление.

 

В апреле 1977 года Гейко заявила о своем вхождении в Украинскую Хельсинкскую группу. Она продолжала защищать своего мужа (за это ее избили на улице в Киеве) и отказалась от советского гражданства. 12 марта 1980 года Гейко была арестована, предположительно, по обвинению в клевете на советский строй, за что предусмотрено максимальное наказание в виде трех лет лишения свободы.

 

 

Николай Андреевич ГОРБАЛЬ

 

Родился 6 мая 1941 года. Женат на Анне Михайловне Марченко; сын Андрей. Поэт, преподаватель музыки.

 

Арест: 23 октября 1979 года, город Киев.

 

Суд: 17-21 января 1980 года, Киев.

 

Приговор: 5 лет лишения свободы по сфабрикованному обвинению в “покушении на изнасилование” (статья 117) и “сопротивлении аресту” (статья 188).

 

Впервые Горбаля арестовали в 1970 году за распространение стихотворения “Дума”, написанного в память об украинских менестрелях (“кобзарях”), расстрелянных в 1930-х годах. Его обвинили в “антисоветской агитации и пропаганде” и приговорили к пяти годам лагерей строгого режима и двум годам ссылки. После освобождения в 1977 году Горбаль поселился в Киеве и работал техником по ремонту лифтов. В марте 1979 году в его доме был проведен обыск и изъяты многие документы.

 

Горбаль был повторно арестован 23 октября 1979 года и избит без всякой провокации. Впоследствии ему было предъявлено обвинение в “сопротивлении аресту” и инкриминировано второе сфабрикованное обвинение — “покушение на  изнасилование”. 21 января Горбаля приговорили в Киеве к пяти годам лишения свободы.

 

В 1977 году вступил в Украинскую Хельсинкскую группу.

 

 

Петр Григорьевич ГРИГОРЕНКО

 

Родился 16 октября 1907 года. Женат на Зинаиде Михайловне; трое сыновей от первого брака, один от второго. Генерал-майор Красной Армии.

 

Арест: 7 мая 1969 года, город Ташкент, Узбекская ССР.

 

Суд: 3-4, 26-27 февраля 1970 года, Ташкент.

 

Приговор: Обвинение по статье 190-1 УК РСФСР; признан не ответственным за свои “преступные” действия из-за психического заболевания; находится в Черняховской специальной психиатрической больнице; переведен 19 сентября 1973 года в психиатрическую больницу на Столбовой под Москвой до освобождения 26 июня 1974 года.

 

В возрасте пятнадцати лет Григоренко поселился в восточноукраинском городе Донецке, где работал машинистом и слесарем. В 1927 году вступил в Коммунистическую партию. В 1934 году окончил военно-инженерную академию. Призванный в Красную Армию, в 1939 году воевал против Японии, был ранен. Во время Великой Отечественной войны был дважды ранен. После войны Григоренко читал лекции в Военной академии имени Фрунзе в Москве. В 1958 году он стал заведующим кафедрой кибернетики, а через год получил звание генерал-майора. Кандидат наук, автор более шестидесяти статей по военной науке. Среди его наград четыре ордена и семь медалей.

 

Неприятности Григоренко с властями начались в 1961 году, когда он призвал к демократизации Коммунистической партии. Вскоре после этого он раскритиковал Хрущева и был переведен на Дальний Восток, где организовал “Союз борьбы за возрождение ленинизма”. Он писал и распространял листовки, призывающие вернуться к ленинским принципам. За это он был арестован в феврале 1964 года и обследован в печально известном Институте судебной психиатрии имени Сербского в Москве. Он был признан психически больным и госпитализирован на 14 месяцев.

 

Лишившись военной пенсии, Григоренко пришлось работать носильщиком и грузчиком. В 1969 году он прилетел в Ташкент, чтобы выступать свидетелем защиты на процессе над несколькими диссидентами. Он был арестован 7 мая 1969 года и обследован психиатрической комиссией, которая признала его психически здоровым. Вместо освобождения его доставили в Институт Сербского, что полностью изменило предыдущий диагноз. Он предстал перед судом в Ташкенте в феврале 1970 года и более четырех лет находился на принудительном лечении.

 

После освобождения в июне 1974 года Григоренко возобновил свою правозащитную деятельность. В 1976 году он присоединился к Московской Хельсинкской группе под председательством Юрия Орлова, а через несколько месяцев помог основать Украинскую Хельсинкскую группу в Киеве. Он поддерживал связь между этими двумя группами.

 

В ноябре 1977 года Григоренко получил шестимесячную визу для лечения и посещения сына в Нью-Йорке. До истечения срока действия визы его гражданство было аннулировано 13 февраля 1978 года Указом Президиума Верховного Совета СССР. Получив убежище в США, он поселился в Нью-Йорке. Григоренко является членом Внешнего представительства Украинской Хельсинкской группы.

 

 

Виталий Васильевич КАЛИНИЧЕНКО

 

Родился в 1937 году. Не женат. Инженер.

 

Арест: 29 ноября 1979 года, поселок городского типа Васильковка Днепропетровской области.

 

Суд: июнь 1980 года, Днепропетровская область.

 

Приговор: 7 лет лишения свободы, 3 года ссылки по сфабрикованному обвинению в “сопротивлении милиции”.

 

За попытку бегства через советско-финскую границу Калиниченко был обвинен в “государственной измене” и в январе 1967 года приговорен к десяти годам лагерей на строгом режиме. После освобождения он находился под административным надзором и подвергался различным преследованиям.

 

10 октября 1977 года в своем письме в Президиум Верховного Совета СССР он объявил десятидневную голодовку в знак протеста против ущемления гражданских и политических прав в СССР. В том же письме он потребовал разрешения на эмиграцию и отказался от своего гражданства, потому что, как он заявил: “Я не хочу быть гражданином государства, которое стремится всеми возможными средствами уничтожить народы”. 7 апреля 1978 года он был арестован по обвинению в “хулиганстве” и две недели содержался под арестом. Обвинение было связано с его отказом присутствовать на собрании для обсуждения новой советской конституции.

 

Калиниченко был арестован в ноябре 1979 года и содержался в различных тюрьмах до суда в июне 1980 года. Он был приговорен к семи годам лишения свободы и трем годам ссылки по сфабрикованному обвинению в "сопротивлении милиции”.

 

Калиниченко присоединился к Украинской Хельсинкской группе в ноябре 1977 года.

 

 

Иван Алексеевич КАНДЫБА

 

Родился 7 июля 1930 года. Не женат. Юрист.

 

Вместе с Левко Лукьяненко Кандыба участвовал в разработке конституции будущего Украинского рабоче-крестьянского союза. За это он был приговорен 20 мая 1961 года к пятнадцати годам лагерей строгого режима. По отбытии наказания ему разрешили вернуться в Украину, но не во Львов, где он ранее проживал. Работал кочегаром на заводе, а потом в школе.

 

22 сентября 1977 года во Львове его допрашивали заместитель прокурора области Руденко и начальник Львовского управления КГБ генерал Полудень. Они упрекали его в “неподобающем образе жизни” и предлагали прописку во Львове и работу по специальности, если только он откажется от своих взглядов в печати и по радио. После его отказа прокурор назвал его “несоветским человеком”, “врагом” и поместил его под административный надзор на шесть месяцев. В марте 1978 года, незадолго до осуждения на второй срок, капитан Полищук велел ему публично отказаться от своих ложных взглядов и признать “ошибки”, допущенные им и его друзьями. “Пора менять ваши взгляды, мешающие вам вести нормальный образ жизни”.

 

В марте 1979 года, после очередного периода слежки, Кандыба уехал в Киев, но был задержан и отправлен обратно в Пустомыты. Там за ним снова установили наблюдение.

 

Он является одним из основателей Украинской Хельсинкской группы.

 

 

КАРАВАНСКИЙ Святослав Иосифович

 

Родился 24 декабря 1920 года. Женат на Нине Строкате. Филолог, писатель, переводчик.

 

Арест: 1 августа 1944 года, город Одесса.

 

Суд: 7 февраля 1945 года, Одесса.

 

Приговор: 25 лет лишения свободы за создание “антисоветской организации" (статьи 54-1б, 54-2, 54-11). Амнистирован 19 декабря 1960 года; повторно арестован 13 ноября 1965 года в городе Одессе, приговорен без суда и следствия к оставшейся части предыдущего срока; был судим во Владимирской тюрьме 14-24 апреля 1970 года, приговорен к 10 годам лишения свободы, в том числе трем годам лишения свободы на особом режиме; выпущен 15 сентября 1979 года.

 

Караванский провел тридцать лет в советских тюрьмах. В 1945 году он был арестован за принадлежность к Организации украинских националистов и приговорен к двадцати пяти годам лишения свободы. Он отбывал наказание во многих каторжных лагерях.

 

В 1960 году он был освобожден по всеобщей амнистии. Он составил “Словарь рифм украинского языка” (проект, начатый им в  лагере) и перевел “Джейн Эйр” Бронте; были опубликованы его переводы из Шекспира, Байрона и Шелли, а также несколько статей по языкознанию.

 

В 1965 году он написал два заявления с осуждением кампании русификации в Украине. В его доме был проведен обыск, но никаких компрометирующих материалов обнаружено не было. Затем Караванский написал петиции первым секретарям польской и чехословацкой компартий Владиславу Гомулке и Антонину Новотному, осуждая дискриминацию украинского народа и волну арестов в Украине в 1965 году. В результате был арестован 13 ноября 1965 года и приговорен без суда и следствия к восьми с половиной годам лагерей строгого режима просто по отмене его амнистии 1960 года.

 

За его протесты против лишения свободы без суда Караванский неоднократно наказывался одиночным заключением. В 1967 году его перевели во Владимирскую тюрьму из-за его многочисленных выступлений в защиту политзаключенных. Но он не переставал писать: через три года его судили в тюрьме за заявление о том, что массовый расстрел офицеров польской армии в Катынском лесу в 1940 году был делом рук НКВД (предшественника КГБ). Его приговор составил десять лет лишения свободы. Караванский отсидел срок и был освобожден 15 сентября 1979 года. Вскоре после этого он был вынужден эмигрировать со своей женой Ниной Строкатой. Караванский присоединился к Украинской Хельсинкской группе в феврале 1979 года.

 

 

Зиновий Николаевич КРАСИВСКИЙ

 

Родился 12 ноября 1929 года. Женат на Елене Тимофеевне Антонив; два сына. Поэт, филолог.

 

Арест: март 1967 года, Львов.

 

Суд: октябрь 1967 года, Ивано-Франковск.

 

Приговор: 5 лет тюрьмы, 7 лет лагерей, 5 лет ссылки за “государственную измену" (статья 56), “антисоветскую агитацию и пропаганду” (статья 62), создание "антисоветской организации” (статья 64). Освобожден в июле 1978 года; повторно арестован 12 марта 1980 года по обвинению в “симуляции психического заболевания в психиатрической больнице”; отправлен в лагерь без суда и следствия.

 

В 1947 году Красивский был сослан с родителями в Сибирь. За попытку побега он был заключен в тюрьму на пять лет. После освобождения работал в шахтах Караганды, где попал в аварию и был искалечен.

 

Вернувшись в Украину, изучал филологию во Львовском университете. Опубликовал ряд статей, роман и библиографический указатель. В марте 1967 года он был арестован за помощь в создании Украинского национального фронта — группы, выступавшей за мирный выход Украины из состава СССР. В ноябре 1967 года был приговорен к пяти годам тюрьмы, семи годам лагерей и пяти годам ссылки.

 

За написание писем протеста из тюрьмы Красивский был обследован в Институте судебной психиатрии имени Сербского в 1972 году и признан психически больным. Его поместили в Смоленскую психиатрическую лечебницу, а в 1976 году перевели в психиатрическую больницу общего профиля во Львове. Многочисленные протесты в его защиту начали приходить с Запада, и в июле 1978 года он был, наконец, освобожден.

 

Красивский присоединился к Украинской Хельсинкской группе в октябре 1979 года. В марте 1980 года он был повторно арестован и без суда и следствия отправлен в лагерь. Поскольку он инвалид второй группы, есть опасения, что этот новый срок заключения станет для него роковым.

 

 

Ярослав Васильевич ЛЕСИВ

 

Родился в 1945 году. Женат на Стефании Федоровне; сын Тарас. Учитель физкультуры.

 

Арест: 15 ноября 1979 года, городе Болехов Ивано-Франковской области.

 

Судим и приговорен в 1980 году к двум годам лагерей по сфабрикованному обвинению в “хранении наркотиков” (статья 229).

 

Лесив присоединился к Украинской Хельсинкской группе в сентябре 1979 года. Незадолго до ареста в ноябре Лесива вызвали на рентген и велели оставить одежду в другой комнате. Позже, при обыске у него дома, полиция обнаружила две таблетки и вещество, похожее на табак, зашитые в подкладку куртки, в которой он был на осмотре. Лесив отрицал, что что-либо знает об обнаруженных веществах, но был приговорен к двум годам лишения свободы за “хранение наркотических средств”.

 

 

ЛУКЬЯНЕНКО Левко Григорьевич

 

Родился 24 августа 1928 года. Женат на Надежде Никоновне. Юрист.

 

Арест: 12 декабря 1977 года, Чернигов.

 

Суд: 17-20 июля 1978 года в городе Городня Черниговской обл.

 

Приговор: 10 лет лагерей особого режима, 5 лет ссылки за “антисоветскую агитацию и пропаганду” (статья 62-2).

 

Лукьяненко окончил юридический факультет Московского университета в 1957 году и работал юристом во Львовской области. Он был членом Коммунистической партии.

 

Впервые он был арестован 20 января 1961 года за соавторство в проекте конституции Украинского рабоче-крестьянского союза, который должен был выступать за мирный выход Украины из состава СССР. Ему были предъявлены обвинения в “антисоветской агитации и пропаганде”, создании «”антисоветской организации” и “государственной измене”. Первоначальный приговор к смертной казни был заменен на пятнадцать лет лишения свободы.

 

По отбытии срока ему разрешили жить в Чернигове, но он не мог заниматься юридической практикой. На жизнь зарабатывал, работая электриком. Милиция держала его под административным надзором и преследовала не только его семью, но и семью его брата.

 

Лукьяненко был повторно арестован в декабре 1977 года и приговорен как “особо опасный рецидивист” к десяти годам лагерей особого режима и пяти годам ссылки. Обвинение в “антисоветской агитации и пропаганде” было основано на статьях, написанных Лукьяненко и распространяемых через самиздат. Эти статьи были опубликованы на Западе.

 

Лукьяненко был одним из основателей Украинской Хельсинской группы и ее главным юрисконсультом.

 

 

ЛИТВИН Юрий Тимонович

 

Родился в 1934 году. Разведен; один ребенок. Писатель.

 

Арест: 6 августа 1979 года в Киеве.

 

Суд: 17-19 декабря 1979 года в Киеве.

 

Приговор: 3 года лагерей строгого режима по сфабрикованному обвинению в "сопротивлении милиции” (статья 188-1).

 

Литвин впервые был осужден в 1955 году по статье 58 УК РСФСР к десяти годам лишения свободы и трем годам ссылки за “националистическую деятельность”.

 

В марте 1975 года приговорен к трем годам лагерей строгого режима по статье 187 за написание сборника тюремных стихов под названием “Трагическая галерея”. Он был освобожден из лагеря в ноябре 1977 года.

 

В начале 1979 года в его квартире был проведен обыск и изъято множество самиздатовских документов, в том числе черновик письма к Розалин Картер от жен и матерей политзаключенных, незаконченная 42-страничная рукопись под названием “Советское государство и советский рабочий класс”, сборник неопубликованных стихов и письмо, приветствующее создание Хельсинкской группы наблюдения в США.

 

В декабре 1977 года вступил в Украинскую Хельсинкскую группу. Его доклад о борьбе за права человека в Украине был опубликован в Информационном бюллетене № 4. За две недели до ареста трезвенник Литвин был насильно доставлен в вытрезвитель, привязан к кровати и избит. Недавно он перенес операцию на брюшной полости. В ожидании суда его заставили пройти психиатрическую экспертизу, угрожали заключением в психиатрическую лечебницу. В декабре 1979 года был приговорен к трем годам лагерей строгого режима за “сопротивление милиции”. На данный момент он находится в трудовом лагере в селе Буча Киевской области.

 

Примечание переводчика: В свои последние дни Литвин не мог передвигаться и почти ничего не видел, был освобождён от работы. 23 августа 1984 Литвин обнаружен в камере с разрезанным животом. 5 сентября он умер в больнице в городе Чусовой Пермской области, был похоронен на лагерном кладбище 7 сентября.

 

В ноябре 1989 года останки Юрия Литвина, Василя Стуса и Олекса Тихого были перевезены в Киев и с почестями перезахоронены на Байковом кладбище (участок № 33).

 

 

Владимир Дмитриевич МАЛИНКОВИЧ

1940 года рождения, женат на Галине Ивановне; двое детей. Рентгенолог.

 

Малинкович работал в Институте эндокринологии в Киеве и опубликовал более сорока научных работ.

 

Он присоединился к Украинской Хельсинкской группе в декабре 1978 года, когда КГБ начал преследовать его за защиту Александра Гинзбурга и Михаила Мельника. 6 марта 1979 года в его квартире без санкции Генерального прокурора был произведен обыск. На тот момент Малинкович находился в командировке; дома были только его жена, дети и свекровь. О причинах обыска, который длился с 17:45 до 3 часов ночи, не сообщается. Были изъяты несколько фотографий диссидентов, вырезки из газет, Библия и несколько других книг.

 

КГБ дважды допрашивал Малинковича и в первую неделю апреля, ежедневно вызывая его на допрос. Его предупредили, что он будет арестован, если не прекратит свою “преступную” деятельность. Его жену и ее родителей также допросили и запугивали угрозами ареста.

 

В августе 1979 года Малинкович был приговорен к 15 суткам лишения свободы за “хулиганство” того как был избит неизвестными лицами. Затем, 25 августа, его уволили с работы.

 

Малинкович был вынужден эмигрировать и покинул Советский Союз со своей семьей 30 декабря 1979 года. Сейчас он проживает в Мюнхене, Западная Германия.

 

 

Мирослав Франкович МАРИНОВИЧ

 

Родился 4 января 1949 года. Женат на Раисе Семеновне Сергийчук; один ребенок. Инженер-электронщик.

 

Арест: 23 апреля 1977 года в Киеве.

 

Суд: 22-29 марта 1978 года, город Васильков Киевской области.

 

Приговор: 7 лет лагерей строгого режима, 5 лет ссылки за “антисоветскую агитацию и пропаганду” (статья 62-1).

 

Из-за связей с диссидентами Мариновичу было отказано в работе по профессии, и ему пришлось работать грузчиком и маляром за мизерную зарплату. До ареста работал редактором в издательстве “Техника”.

 

5 февраля 1977 года, в день ареста Николая Руденко, в квартире Мариновича и его родителей прошли обыски.

 

Его судили вместе с Николаем Матусевичем в Василькове с 22 по 29 марта 1978 года. Суд был закрытым даже для его семьи, а избранные присутствующие пыталась запугать и деморализовать подсудимых.

 

Является одним из основателей Украинской Хельсинкской группы.

 

 

Николай Иванович МАТУСЕВИЧ

 

Родился 19 июля 1947 года. Женат на Ольге Дмитриевне Гейко. Историк.

 

Арест: 23 апреля 1977 года в Киеве.

 

Суд: 22-29 марта 1978 года в городе Васильков Киевской области.

 

Приговор: 7 лет лагерей строгого режима, 5 лет ссылки за “антисоветскую агитацию и пропаганду” (статья 62-1) и “злостное хулиганство” (статья 206-2).

 

Матусевич изучал историю в Киевском педагогическом институте и был исключен на четвертом курсе за то, что отказался доносить в КГБ на своих друзей. Не смотря на то, что у него слабое сердце, зарабатывал на жизнь физическим трудом. Провокации, инспирированные КГБ, вынуждали его бросать одну работу за другой. Одно время оставался безработным в течение пяти месяцев.

 

29 декабря 1975 года был арестован и задержан на пятнадцать суток по обвинению в хулиганстве за участие в группе, исполнявшей традиционные песни. 5 февраля 1977 года в его квартире и квартире его родителей прошли обыски.

 

Был судим вместе с Мирославом Мариновичем с 22 по 29 марта 1978 года в Василькове. Его родственники не были допущены на закрытый судебный процесс. Отобранная КГБ публика улюлюкала и выкрикивала оскорбления в адрес подсудимых, пытаясь их деморализовать. Когда его апелляция была отклонена Верховным судом УССР, Матусевич объявил месячную голодовку. Содержался в карцере лагеря с 14 апреля по 14 сентября 1979 года. Все его свидания с родственниками были отменены.

 

Матусевич является одним из основателей Украинской Хельсинкской группы.

 

 

МЕЛЬНИК, Михаил Спиридонович

 

Родился в 1944 году; умер 9 марта 1979 года. Был женат на Галине; две дочери. Историк.

 

Мельник учился в Киевском государственном университете с 1962 по 1967 год, а с 1969 по 1971 год работал в аспирантуре Института истории Академии наук Украинской ССР. Незадолго до защиты диссертации его отчислили из института за чтение стихов у памятника народному поэту Украины Тарасу Шевченко. Это положило начало длительной кампании преследования со стороны КГБ: Мельнику отказывали в занятии профессиональной деятельностью и заставляли переходить с одной работы на другую; часто подвергали допросам и обыскам. В феврале 1979 года он написал письмо в киевские газеты "Радянська Украина" и "Молодь Украины" в защиту члена украинской Хельсинкской группы Василия Овсиенко. 6 марта в его доме был произведен обыск и конфискованы все его рукописи. Не видя возможности избежать непрекращающейся травли, Мельник 9 марта покончил жизнь самоубийством. В последнем письме жене он объяснил, что его поступок был мотивирован не страхом, а желанием избавить ее и детей от “бед и невзгод, которые выпали на мою долю”.

 

Мельник стал корреспондентом Украинской Хельсинкской группы в ноябре 1977 года и поддерживал связь с ней до самой смерти. КГБ не позволил членам Группы присутствовать на его похоронах; тем не менее текст речи Оксаны Мешко, посвященной его памяти, был распространен через самиздат и был опубликован на Западе.

Оксана Яковлевна МЕШКО

 

Родилась 30 января 1905 года. Является матерью Александра Сергиненко, политзаключенного, больного туберкулезом.

 

Арест: 12 июня 1980 года в Киеве.

 

Оксана Мешко отбывала тюремный срок с 1947 по 1955 год и была реабилитирована в 1956 году. После ареста ее сына в 1972 году она активно защищала его и других политических заключенных.

 

КГБ усилил преследование Мешко, когда она стала одним из основателей Украинской Хельсинкской группы. На следующий день после основания группы она была ранена в ходе организованной милицией облавы с швырянием кирпичей в доме Николая Руденко. В день ареста Руденко в ее квартире был совершен незаконный обыск. Офицер КГБ Панькив разбил окно и пролез внутрь, как обыкновенный вор. Он конфисковал все рукописные и машинописные бумаги. Когда Мешко отказалась пройти личный досмотр, ей скрутили руку и подвергли принудительному личному досмотру. Во время облавы у нее случился сердечный приступ.

 

9 февраля 1978 года в квартире Мешко прошел обыск в связи с расследованием дела Левко Лукьяненко. Как и прежде, обыск был проведен незаконно. Девять агентов провели двадцать часов, роясь в ее вещах. У нее изъяли переписку с Иваном Кандыбой, документ об аресте Лукьяненко, обращение от его имени, письма протеста, ходатайство Петра Рубана и многие другие материалы. Ни один из них не был антисоветским по своему характеру.

 

14 февраля 1978 года Мешко насильно доставили в КГБ, где ее допросили и сделали ей официальное “предупреждение” о ее деятельности. Она отказалась подписать протокол о предупреждении. Вместо этого она потребовала убрать действовавший годами за ее домом незаконный пост наблюдения.

 

В ходе кампании по изоляции Мешко ее знакомые были допрошены в КГБ и предупреждены, чтобы они прекратили общение с ней под страхом потери работы или даже тюремного заключения.

 

12 июня 1980 года семидесятипятилетняя Оксана Мешко была арестована и помещена в психиатрическую больницу в Киеве для “обследования”.

 

 

Василий Васильевич ОВСИЕНКО

 

Родился в 1949 году. Не женат. Преподаватель украинского языка и литературы.

 

Арест: 18 ноября 1978 года в селе Ленино Радомышльского района Житомирской области. 

 

Суд: 7-8 февраля 1978 года в городе Радомышль.

 

Приговор: 3 года лагерей строгого режима по сфабрикованному обвинению в “сопротивлении милиции” (статья 188-1, -2).

 

В 1972 году Овсиенко закончил филологический факультет Киевского университета и начал преподавать украинский язык и литературу в средней школе села Ташань (Киевская область). Впервые был арестован 5 марта 1973 года и приговорен к четырем годам лагерей за “антисоветскую агитацию и пропаганду". В 1977 году вернулся в село Ленино, где проживает его мать. Не найдя работы по учительской специальности, он обратился в Министерство просвещения УССР с просьбой предоставить ему работу или же оказать ему и матери материальную помощь. Он находился под административным надзором, который приравнивается к домашнему аресту.

 

В августе 1977 года Овсиенко допрашивали о его друзьях Мирославе Мариновиче и Николае Матусевиче. Одно время ему угрожали арестом за якобы дачу ложных показаний. Он воздерживался от диссидентской деятельности и осенью 1978 года обратился в Верховный Совет УССР за разрешением на эмиграцию.

 

Его судили в 1979 году по ложному обвинению: “Оказал сопротивление милиции… лейтенанту Базленко и капитану Славинскому... напал на капитана Славинского, схватившись за его пальто и оторвав две пуговицы”. Инцидент, якобы, произошел 18 ноября 1978 года в Ленино. Единственные свидетели — Оксана Мешко и Ольга Орлова — не были допущены к даче показаний в суде. Оксана Мешко подала в суд письмо протеста с изложением произошедшего, однако ее письмо было проигнорировано.

 

Овсиенко присоединился к Украинской Хельсинкской группе в марте 1977 года.

 

 

Оксана Зеноновна ПОПОВИЧ

 

Родилась 30 января 1925 года. Не замужем.

 

Арест: ноябрь 1974 года, Ивано-Франковск.

 

Суд: февраль 1975 года, Ивано-Франковск.

 

Приговор: 8 лет лагерей строгого режима, 5 лет ссылки за “антисоветскую агитацию и пропаганду” (статья 62-2).

 

После первого ареста в возрасте восемнадцати лет, Попович отбыла десять лет в лагерях за активное участие в украинском движении сопротивления во время Второй мировой войны. Условия ее заключения были настолько суровыми, что сделали ее полным инвалидом. Она может ходить только с помощью костылей.

 

После освобождения в 1954 году Попович работала на электростанции в своем родном городе Городенке и заботилась о своей слепой матери. Она начала активно распространять самиздатовскую литературу и помогать политзаключенным. В ноябре 1974 года была приговорена к восьми годам лагерей строгого режима и пяти годам ссылки за “антисоветскую агитацию и пропаганду”.

 

Она присоединилась к Украинской Хельсинкской группе в феврале 1979 года, находясь в трудовом лагере.

 

 

Богдан Васильевич РЕБРИК

 

Родился 30 июня 1938 года. Разведен; одна дочь. Преподаватель техникума.

 

Арест: 23 мая 1974 года, Ивано-Франковск.

 

Суд: 1974 год, Ивано-Франковск.

 

Приговор: 7 лет лагерей особого режима и 3 года ссылки за “антисоветскую агитацию и пропаганду” (статья 62-2).

 

С 1962 года Ребрик работал учителем в Ивано-Франковске. Он был арестован в феврале 1967 года и приговорен к трем годам лишения свободы за “клевету на государство”. После освобождения его постоянно преследовали. В его доме часто проводились обыски, и его неоднократно вызывали на допросы. В мае 1974 года был вновь арестован и приговорен к семи годам лагерей особого режима и трем годам ссылки за “антисоветскую агитацию и пропаганду”. В лагере участвовал в акциях протеста и в написании обращений к населению.

 

Присоединился к Украинской Хельсинкской группе в феврале 1979 года, находясь в трудовом лагере.

 

 

Священник Василий Емельянович РОМАНЮК

 

Родился 9 декабря 1925 года. Женат на Марии Марковне Антонюк; сын Тарас. Православный священник.

 

Арест: 12 января 1972 года в Ивано-Франковске.

 

Суд: июль 1972 года в Ивано-Франковске.

 

Приговор: 2 года тюрьмы, 5 лет лагерей особого режима, 3 года ссылки за “антисоветскую агитацию и пропаганду”. (Статья 62-2).

 

После первого ареста в возрасте 19 лет, Романюка выслали в Сибирь на десять лет по обвинению в “националистической религиозной деятельности”. Вместе с ним была выслана вся его семья: отец погиб в Сибири, а брат был убит при попытке к бегству. После освобождения Романюк изучал богословие и был рукоположен в священники в 1964 году. До переезда в село Космач служил в различных приходах. В 1970 году в его доме был произведен обыск и конфисковано несколько книг.

 

Написав письмо в защиту Валентина Мороза, Романюк был арестован и в июле 1972 года и приговорен к семи годам тюрьмы свободы и лагерей и трем годам ссылки за “антисоветскую агитацию и пропаганду”.

 

Из трудового лагеря Романюк писал многочисленные протесты против нарушения властями лагерного распорядка и ходатайства о поддержке, адресованные западным церковным властям и международным организациям. В 1976 году он отказался от советского гражданства и заявил, что хочет эмигрировать на Запад.

 

Отбывая срок в трудовом лагере, Романюк присоединился к Украинской Хельсинкской группе в феврале 1979 года.

 

 

Петр Павлович РОЗУМНЫЙ

 

Родился 7 марта 1926 года. Разведен. Учитель английского языка. 

 

Арест: 19 октября 1979 года в Днепропетровске.

 

Приговорен к трем годам лагерей по сфабрикованному обвинению в “незаконном хранении оружия” (статья 222).

 

Во время Второй мировой войны Розумный находился на принудительных работах в Германии. После возвращения служил в Советской Армии. В 1952 году окончил педагогический институт иностранных языков в Днепропетровске, затем преподавал английский язык в Тернопольской и Днепропетровской областях. Из-за связей с украинскими диссидентами в 1967 году потерял работу преподавателя и вынужден был зарабатывать на жизнь, работая строителем.

 

Розумный присоединился к Украинской Хельсинкской группе в октябре 1979 года. Той же осенью он посетил своего друга Евгения Сверстюка, живущего в ссылке в Восточной Сибири. Там Розумный купил себе на память охотничий нож. Вскоре после его возвращения в его доме был произведен обыск и нож обнаружен. Затем Розумный был арестован за “незаконное хранение оружия” и приговорен к трем годам лагерей.

 

 

Николай Данилович РУДЕНКО

 

Родился 19 декабря 1920 года. Женат на Раисе Афанасьевне; четверо детей. Писатель.

 

Арест: 5 февраля 1977 года в Киеве.

 

Суд: 23 июня — 1 июля 1977 года в городе Дружковке Донецкой области.

 

Приговор: 7 лет лагерей строгого режима и 5 лет ссылки за “антисоветскую агитацию и пропаганду” (статья 62-1). Приговор утвержден Верховным Судом Украинской ССР 15 сентября 1977 года.

 

За несколько лет до начала Великой Отечественной войны Руденко был призван в армию. Во время войны служил политруком в Красной Армии, был тяжело ранен во время блокады Ленинграда. Проведя год в госпитале, вернулся на фронт. Награжден орденом Звезды и различными медалями. После войны начал карьеру писателя. Его первый сборник стихов вышел в 1947 году, и он стал ответственным редактором журнала “Днепр”. Со временем он стал секретарем партийной организации Союза писателей Украины.

 

Плодовитый писатель, он опубликовал в быстрой последовательности девять сборников стихов, два романа, сборник рассказов и два научно-фантастических романа. По мере того, как он все больше увлекался научной фантастикой, его взгляды на жизнь начали меняться. Он начал публиковаться реже. Последней его книгой, изданной в СССР, стал сборник стихов "Вселенная внутри тебя” (1968 год). Из-за его писем в ЦК Коммунистической партии Украины с критикой ее экономической и социальной политики ему больше не разрешалось публиковаться. Чтобы прибавить к мизерной пенсии по инвалидности, которая составляла 120 рублей в месяц, он подрабатывал сторожем. Он познакомился с Андреем Сахаровым, Валентином Турчиным, Юрием Орловым и московским отделением Amnesty International. После того, как его “Экономические монологи” начали циркулировать в самиздате, его исключили из партии и из Союза писателей. Вскоре после этого, 18 апреля 1975 года, он был арестован, но быстро освобожден из-за реакции общественности. В начале 1976 года был насильно помещен в Киевский психоневрологический диспансер на два месяца. Там он написал стихотворение “История одной болезни”. В ноябре 1976 года он организовал Украинскую Хельсинкскую группу и до своего ареста был ее председателем.

 

Перед арестом в его доме дважды проводились обыски, а его литературный архив был разграблен. Были увезены десятки набросков новых книг, несколько незаконченных романов, большое количество неопубликованных стихов, философский труд “Бытие и современный мир”.

 

Его арест был осуществлен незаконным образом. 5 февраля 1977 года Руденко и его жена были схвачены на улице агентом КГБ и отвезены домой. Во время долгого обыска Раису заставили раздеться, как и Александра Бердника, случайно зашедшего в гости. Были изъяты различные материалы — философские и экономические рукописи, неизданный сборник стихов, роман, а также медали Руденко. В конце концов Руденко был доставлен в прокуратуру для проведения “беседы”. Только через три дня Раисе сообщили, что ее муж арестован и содержится в Донецке, а не в Киеве. Никакой информации о предъявленных ему обвинениях получить не удалось.

 

С 23 июня по 1 июля 1977 года Руденко судили вместе с Олексом Тихим по обвинению в “антисоветской агитации и пропаганде”. Суд был закрытым для общественности: тех, кому можно было присутствовать, отбирала милиция. Раису пустили в зал только на седьмой день суда. Чтобы привлечь как можно меньше общественного внимания, суд проходил в селе Дружковка, более чем в 500 километрах от места жительства Руденко и места предполагаемого преступления. Адвокат Руденко был назначен государством против воли подсудимого. Хотя Руденко отрицал свою вину, его адвокат признал обвинения и ходатайствовал о смягчении приговора. Суд касался второстепенных деталей: кто что писал и кто кому что передал. Судебный процесс избегал разбора реального вопроса — были ли документы, которые, по признанию Руденко, были написаны и переданы им другим лицам, антисоветской пропагандой.

 

Руденко получил максимальное наказание, хотя является инвалидом 3-й группы и требует особого ухода. Вряд ли он переживет семь лет трудового лагеря. Через несколько месяцев после суда его привезли в Киев, где всеми средствами добивались отречения от своих взглядов. Очевидно, суровый приговор должен был заставить его отречься.

 

В лагере Руденко сначала поручили легкую работу в помещении для сушки дерева. После трехдневного визита жены в декабре 1977 года его перевели на тяжелые работы и у него отобрали его стихи. Он отказался работать и объявил голодовку. Через три дня его стихи были возвращены. Его отправили в тюремную больницу для определения степени инвалидности. Его признали инвалидом 2-й группы и направили на более легкую работу санитаром. 5 мая 1978 года ему была предоставлена ​​двухчасовая встреча с женой.

 

На Западе издано несколько сборников стихов Руденко и его “Экономические монологи”.

 

 

Ирина Михайловна СЕНИК

 

Родилась 8 июня 1925 года. Не замужем. Медсестра.

 

Арест: 17 ноября 1972 года, Ивано-Франковск.

 

Су: февраль 1973 года в Ивано-Франковске.

 

Приговор: 6 лет лагерей строгого режима и 3 года ссылки за “антисоветскую агитацию и пропаганду” (статья. 62).

 

После своего первого ареста в 1944 году за участие в украинском движении сопротивления, Сеник отбыла десять лет на каторжных работах и ​​тринадцать лет в ссылке (её первоначальный пожизненный срок ссылки был позже аннулирован). За это время она заболела туберкулезом позвоночника. В 1954 году освобождена как инвалид второй группы. Какое-то время работала медсестрой в Ивано-Франковске.

 

Второй раз ее арестовали в ноябре 1972 года за “советскую агитацию и пропаганду”. Ее поэтическое творчество и общение с украинскими диссидентами, такими как Вялеслав Черновол, Святослав Караванский и Валентин Мороз, послужили основанием для сурового приговора: шесть лет лагерей строгого режима и три года ссылки.

 

Сеник присоединилась к Украинской Хельсинкской группе в мае 1979 года, находясь в ссылке.

 

 

Стефания Михайловна ШАБАТУРА

 

Родилась 5 ноября 1938 года. Не замужем. Художница.

 

Арест: 12 января 1972, город Львов.

 

Суд: июль 1972 года во Львове.

 

Приговор: 5 лет лагерей строгого режима и 3 года ссылки за "антисоветскую агитацию и пропаганду” (статья 62).

 

Шабатура известна своими рисунками и гобеленами. Ее деятельность в защиту Валентина Мороза и других политзаключенных в конце 1960-х — начале 1970-х годов привела к тому, что 12 января 1972 года она сама была арестована. Она была приговорена к пяти годам лагерей строгого режима и трем годам ссылки. Большую часть своего тюремного срока она провела в карцерах из-за того, что защищала сокамерников. Ее здоровье было серьезно подорвано.

 

Шабатура отказлась от советского гражданства в 1976 году и с момента окончания срока ссылки живет во Львове под “административным надзором”.

 

Она присоединилась к Украинской Хельсинкской группе в октябре 1979 года, находясь в ссылке.

 

 

Юрий Романович ШУХЕВИЧ-БЕРЕЗИНСКИЙ

 

Родился 28 марта 1934 года. Женат на Валентине Николаевне Троценко; сын Роман, дочь Ирина.

 

Арест: март 1972 года в гордое Нальчике, Кабардино-Балкарская АССАР.

 

Суд: 9 сентября 1972 года в Нальчике.

 

Приговор: 5 лет тюрьмы, 5 лет лагерей особого режима, 5 лет ссылки за "антисоветскую агитацию и пропаганду” (статья 62-2).

 

Шухевич провел большую часть своей взрослой жизни в советских тюрьмах и трудовых лагерях. Впервые он был арестован в 1948 году в возрасте четырнадцати лет и приговорен к десяти годам лишения свободы только потому, что он является сыном покойного Романа Шухевича, главнокомандующего Украинской повстанческой армией. Поскольку он отказался отречься от отца, то был повторно арестован в день истечения срока своего заключения (21 августа 1958 года) и приговорен еще к десяти годам лишения свободы.

 

Отбыв второй срок, Шухевич поселился в кавказском городе Нальчике, женился и работал электромонтером. Ему запретили возвращаться в Украину. В марте 1972 года вновь был арестован и приговорен к 5 годам тюрьмы, 5 годам лагерей особого режима и 5 годам ссылки за “антисоветскую агитацию и пропаганду”.

 

Шухевич присоединился к Украинской Хельсинкской группе в январе 1979 года; осенью 1979 года он отказался от советского гражданства.

 

 

Данило Лаврентьевич ШУМУК

 

Родился 28 декабря 1914 года. Женат; двое детей. Писатель.

 

Арест: 12 января 1972 года, Волынская область.

 

Суд: 5-7 июля 1972 года, Киев.

 

Приговор: 10 лет лагерей особого режима и 5 лет ссылки за “антисоветскую агитацию и пропаганду” (статья 62-2).

 

В 18 лет Шумук был арестован польскими властями за членство в Коммунистической партии Западной Украины. В 1941 году он был арестован советскими оккупационными войсками и без предъявления обвинения содержался в колонии строгого режима, затем отправлен на фронт, где попал в плен к немцам. Он сбежал из лагеря для военнопленных, чтобы присоединиться к Украинской повстанческой армии. В конце 1944 года был арестован органами НКВД, а смертный приговор ему заменили двадцатью годами каторжных работ в Сибири.

 

В августе 1956 года Шумук вернулся домой по всеобщей амнистии. Когда он отказался работать осведомителем КГБ, его преследовали и, наконец, повторно арестовали в 1957 году. Он был приговорен к десяти годам лагерей за “антисоветскую агитацию и пропаганду”.

Выйдя на свободу в 1967 году, Шумук начал писать мемуары. 14 января 1972 года КГБ конфисковал его мемуары и арестовал его. В июле 1972 года осужден еще на 10 лет лагерей особого режима и 5 лет ссылки за “антисоветскую агитацию и пропаганду”.

 

В трудовом лагере Шумук был организатором забастовок и протестов. Он отказался от советского гражданства 10 декабря 1974 года: советскому правительству неоднократно делались представления о разрешении Шумуку эмигрировать. 3 ноября 1978 г. Палата общин Канады единогласно приняла предложение о его освобождении.

 

Здоровье Шумука катастрофически ухудшается. Помимо недугов, связанных с его возрастом, он страдает язвой желудка, варикозным расширением вен и общим нервным истощением.

 

Шумук присоединился к Украинской Хельсинкской группе в феврале 1979 года, отбывая лагерный срок.

 

 

Петр Васильевич СИЧКО

 

Родился 18 августа 1926 года. Женат на Степании Петраш; сыновья Василий и Владимир, дочь Оксана. Экономист.

 

Арест: 5 июля 1979 года в городе Долина Ивано-Франковской области.

 

Суд: 4 декабря 1979 года во Львове.

 

Приговор: 3 года колонии строгого режима за “клевету на государство” (статья. 187-1).

 

Во время Великой Отечественной войны Сичко служил офицером Украинской повстанческой армии. В 1947 году арестован за попытку организовать Общество освобождения Украины. Смертный приговор ему заменили на двадцать пять лет лишения свободы. Освобожден в 1957 году по всеобщей амнистии.

 

Двадцать лет Сичко преследовался КГБ за публичный отказ отречься от своих убеждений. Он экономист и инженер по профессии, и его увольняли с одного места работы за другим, вынуждая работать не по специальности. Начиная с 1975 года КГБ пытался шантажом заставить его стать осведомителем. В обмен на его сотрудничество его сын Василий должен был быть допущен к учебе в университете. Сичко отказался сотрудничать и в конце 1977 года подал заявление на получение выездной визы, отказавшись от советского гражданства. В апреле 1978 года он обратился в ООН за помощью в получении визы. Арестован в июле 1979 года, в декабре того же года был приговорен к трем годам колонии строгого режима за “клевету на государство”.

 

Сичко стал членом Украинской Хельсинкской группы в апреле 1977 года.

 

 

Василий Петрович СИЧКО

Родился 22 декабря 1956 года. Сын Петра Сичко. Не женат.

 

Арест: 5 июля 1979, г. Долина Ивано-Франковской обл.

 

Суд: 4 декабря 1979 года во Львове.

 

Приговор: 3 года колонии строгого режима за “клевету на государство” (статья. 187-1).

 

По окончании средней школы Василий Сичко работал на заводе. В 1975 году начал изучать журналистику в Киевском университете, из которого был исключен 20 июля 1977 года из-за отказа отца стать осведомителем КГБ. Его обращения к университетскому начальству и в ЦК КПСС оказались безрезультатными. 18 сентября 1977 года он отказался от гражданства и членства в Комсомоле и подал заявление на получение эмиграционной визы в США. За это его на две недели поместили в Ивано-Франковскую психиатрическую больницу. Доктор Чухрин, главный психиатр Минздрава, сказал его отцу, что отказ Василия от советского гражданства является достаточным доказательством шизофрении.

 

После ареста в июле 1979 года Василия Сичко сорок дней продержали в психиатрической больнице, а в декабре вместе с отцом приговорили к трем годам лагерей строгого режима за “клевету на государство”.

 

В апреле 1977 года он стал самым молодым членом Украинской Хельсинкской группы.

 

 

Иван Григорьевич СОКУЛЬСКИЙ

 

Родился в 1940 году Женат. Журналист.

 

После учебы в Днепропетровском университете Сокульский работал журналистом. В июне 1969 года он был арестован по подозрению в написании “Письма творческой молодежи Днепропетровска”, в котором был выражен протест против русификации района. Его обвинили в “антисоветской агитации и пропаганде”. Из-за признания вины ему смягчили приговор: четыре с половиной года исправительно-трудового лагеря.

 

В лагере Сокульский участвовал в протестах и был переведен во Владимирскую тюрьму. Перед освобождением из тюрьмы в 1975 году он прошел психиатрическую экспертизу в Сербском институте судебной психиатрии и был признан больным. Его освободили с предупреждением, что возобновление его правозащитной деятельности приведет к длительному заключению в психиатрическую лечебницу.

 

Сокульский стал участником Украинской Хельсинкской группы в октябре 1979 года.

 

 

Василий Степанович СТРИЛЬЦИВ

 

Родился 13 января 1929 года. Не женат. Преподаватель английского языка, переводчик.

 

Арест: 25 октября 1979 года во городе Долина Ивано-Франковской области.

 

Суд: 12 ноября 1979 в городе Долина.

 

Приговор: 2 года лагерей строгого режима по сфабрикованному обвинению в “нарушении паспортного режима” (статья 196).

 

В пятнадцатилетнем возрасте Стрельцова приговорили к десяти годам лагерей, и он провел в заключении весь полный срок. Затем его реабилитировали и разрешили вернуться к семье в Ивано-Франковск.

 

Он окончил факультет английского языка Черновицкого университета и двенадцать лет преподавал английский язык в средней школе № 1 в городе Долине. Семь лет руководил семинаром для учителей английского языка, девять лет возглавлял школьное отделение Украинского общества охраны памятников истории и культуры.

 

22 февраля 1972 года в его квартире прошел обыск; в июле того же года был арестован его брат Павел. С этого момента администрация школы развернула против него кампанию дискриминации, шантажа и клеветы. 2 февраля 1977 года он объявил голодовку в знак протеста против невыносимых условий на работе. Через неделю его уволили. В поисках возмещения ущерба он написал 37 петиций в различные учреждения, но безрезультатно.

 

14 сентября 1977 года он отказался от гражданства. Несколько раз ходатайствовал перед Президиумом Верховного Совета СССР о разрешении на выезд в Англию.

 

В феврале 1979 года он был приговорен к трем месяцам исправительных работ якобы за оскорбление государственного служащего. Весной в его доме прошел обыск. Его второй арест 25 октября был основан на обвинении в нарушении паспортного режима. У Стрельцова не было паспорта, потому что он вернул его властям, когда отказался от гражданства.

 

В апреле 1977 года присоединился к Украинской Хельсинкской группе.

 

 

Нина Антоновна СТРОКАТА

 

Родилась 31 января 1926 года. Замужем за Святославом Караванским. Микробиолог.

 

Арест: 6 декабря 1971 года в городе Нальчике Кабардино-Балкарской АССР.

 

Суд: 4-18 мая 1972 года в Одесса.

 

Приговор: 4 года лагерей строгого режима за “антисоветскую агитацию и пропаганду” (статья 62-1); освобождена 6 декабря 1975 года.

 

После получения медицинского образования Строката работала врачом на юге Украины. С начала 1960-х до 1971 года занималась научной работой в Медицинском институте в Одессе.

 

В декабре 1971 года была арестована и в мае 1972 года приговорена к 4 годам лагерей строгого режима за “антисоветскую агитацию и пропаганду”. Лишения, которые она перенесла, подорвали ее здоровье. Всего она провела около восьми месяцев в тюремной больнице.

 

Во время ее заключения Американское общество микробиологии развернуло энергичную кампанию в ее защиту. Ей было предоставлено членство в Обществе и приглашение в США для работы в своей научной сфере.

 

В 1975 году, еще находясь в заключении, Строката отказался от советского гражданства. Отбыв свой срок, она была освобождена из лагеря в декабре 1975 года, но ей было запрещено возвращаться в Украину. Она была вынуждена жить в Тарусе, к югу от Москвы, что равносильно ссылке. Она находилась под административным надзором, а это означало, что она не могла выезжать из Тарусы без специального разрешения и должна была периодически отмечаться в милиции. Строката двадцать раз привлекали к суду по обвинению в “нарушении паспортных правил” и принуждали к выплате наложенных штрафов. Однажды она “нарушила” правила, поехав в Москву на обследование: у нее была тяжелая болезнь — язва желудка.

 

Навещая своего мужа, Святослава Караванского, она была вынуждена говорить с ним по-русски. Начальник лагеря запретил Караванскому включать его стихи в письма к жене. Когда Караванский объявил голодовку в знак протеста против этого самоуправства, его лишили очередного свидания.

 

6 февраля 1977 года в квартире Строкаты прошел обыск в связи с арестом членов Украинской и Московской Хельсинкской групп. Также были обысканы трое присутствовавших при этом гостей. Были конфискованы некоторые самиздатовские материалы, в том числе Декларация Украинской Хельсинкской группы и проект заявления в защиту Александра Гинзбурга. В апреле 1979 года, когда в гости к Строкате приехала Оксана Мешко, агенты КГБ заставили обеих пройти обыск с раздеванием.

 

Строката была вынуждена эмигрировать: 30 ноября 1979 года вместе с мужем выехала из СССР.

 

Она принадлежит к основателям Украинской Хельсинкской группы и входит в ее внешнее представительство.

 

 

Василь Семенович СТУС

 

Родился 8 января 1938 года. Женат на Валентине Васильевне Попелюх; сын Дмитрий. Писатель.

 

Арест: 12 января 1972 года в Киеве.

 

Суд: 12 сентября 1972 года в Киеве.

 

Приговор: 5 лет лагерей строгого режима и 3 года ссылки за “антисоветскую агитацию и пропаганду” (статья 62-1). 

 

Освобожден в 1979 году, повторно арестован 18 мая 1980 года, повторно обвинен по статье 62.

 

Один из лучших украинских поэтов и литературоведов, Стус начал публиковать свои стихи в 1959 году. Пять лет спустя он получил докторскую степень в Институте литературы АН УССР.

 

Стус активно участвует в правозащитном движении с 1965 года. За подписание обращений в защиту своих друзей он был уволен из Литературного института Академии и оставался безработным до 1972 года. Вступил в Гражданский комитет по защите Нины Строкаты.

 

12 января 1972 года арестован и приговорен к 5 годам лагерей и 3 годам ссылки за “антисоветскую агитацию и пропаганду”. В трудовом лагере с ним обращались очень жестоко: ему отказывали в медицинской помощи; через два месяца после операции на желудке его специальная диета была прекращена. Все его рукописи — около шестисот стихотворений и переводов — были уничтожены.

 

По окончании срока Стус вернулся в Киев и работал в литейном цехе на работе, которая была ему не по силам. В 1978 году в местной прессе появились статьи с клеветой на него как на “фашиста”. Он был повторно арестован 18 мая 1980 года и вновь обвинен в “антисоветской агитации и пропаганде”. На данный момент он ожидает суда.

 

Стус присоединился к Украинской Хельсинкской группе в октябре 1979 года.

 

Примечание переводчика: Василь Стус скончался 4 сентября 1985 года после объявленной 27 августа голодовки в карцере.

 

 

Надежда Алексеевна СВЕТЛИЧНАЯ

 

Родилась 8 ноября 1936 года. Замужем за Павлом Стокотельным; сыновья Ярема и Иван. Филолог.

 

Арест: 18 мая 1972 года в Киеве.

 

Суд: 27 марта — 2 апреля 1973 года в Киеве.

 

Приговор: 4 года лагерей строгого режима за “антисоветскую агитацию и пропаганду” (статья 62-1); освобождена 18 мая 1976 года.

 

Светличная родилась в Луганской области на востоке Украины, изучала филологию в Харьковском университете, затем работала редактором и библиотекарем. Она стала активным участником правозащитного движения в 1965 году, подписывая многочисленные письма и петиции в защиту арестованных в том же году украинских интеллектуалов (одним из которых был ее брат Иван Светличный). Сама Светличная была арестована в мае 1972 года и обвинена по статье 62-1 (“Антисоветская агитация и пропаганда”). Судили ее в Киеве с 27 марта по 2 апреля 1973 года и приговорили к четырем годам лагерей строгого режима. До 1976 года находилась в мордовском лагере №3.

 

После освобождения Светличной отказали в приеме на работу и подвергли серьезным преследованиям; она отказалась от советского гражданства в декабре 1976 года. Ее просьба о разрешении на эмиграцию была окончательно удовлетворена в 1978 году, и она поселилась со своими детьми в Соединенных Штатах, где в феврале 1980 года к ней присоединился ее муж. Светличная — редактор ежемесячного бюллетеня о репрессиях в Украине, издаваемого внешним представительством Украинской Хельсинкской группы. Она присоединилась к Группе в январе 1977 года в качестве незаявленного члена, а позже была кооптирована.

 

 

Олекса Иванович ТИХИЙ

 

Родился 31 января 1927 года. Женат; двое сыновей. Учитель. 

 

Арест: 5 февраля 1977 года в городе Донецке.

 

Суд: 23 июня — 1 июля 1977 года в городе Дружковке Донецкой области.

 

Приговор: 10 лет лагерей особого режима и 5 лет ссылки за “антисоветскую агитацию и пропаганду” (статья 62, 222-1). Приговор подтвержден Верховным судом УССР 15 сентября 1977 года.

 

Тихий окончил философский факультет Московского университета и до первого ареста работал преподавателем в Украине. В 1957 году был осужден на семь лет лагерей за “антисоветскую агитацию и пропаганду”. Когда он освободился из трудового лагеря в 1964 году, он устроился работать кочегаром и пожарным.

 

За участие в создании Украинской Хельсинкской группы его арестовали в один день с Николаем Буденко и судили вместе с ним. Закрытый судебный процесс проходил на расстоянии 100 километров от его места жительства. Никто из его знакомых не был допущен на суд. Его мать присутствовала только на заключительных заседаниях. Все эти аспекты судебного процесса являлись нарушениями закона.

 

Вопреки закону был учтен его предыдущий приговор и назначено максимальное наказание как рецидивисту.

 

В трудовом лагере Тихий объявили голодовку в знак протеста против жестокого обращения с заключенными. На шестнадцатый день он потерял сознание и был доставлен в лагерный лазарет на операцию на желудке. Сейчас находится в исправительно-трудовом лагере в Пермской области, он очень болен.

 

Примечание переводчика: Олекса Тихий  скончался в тюремной больнице 6 мая 1984 года. 

 

 

ВИНС, Петр Георгиевич

 

Родился 1 мая 1956 года. Не женат. Сын баптистского лидера Георгия Винса, приговоренного в 1975 году к пяти годам лишения свободы и пяти годам ссылки.

 

Арест: 15 февраля 1978 года, Киев.

 

Суд: 6 апреля 1978 года, Киев.

 

Приговор: 1 год лишения свободы на общем режиме по сфабрикованному обвинению в “тунеядстве" (статья 214).

 

Винс присоединился к Украинской Хельсинкской группе в апреле 1977 года, после ареста Николая Руденко и Олексы Тихого.

 

8 декабря 1977 года, когда Винс собирался ехать в Москву, чтобы принять участие в ежегодном митинге у памятника Пушкину, его остановили милиционеры на Киевском вокзале. Когда он потребовал предъявить ордер на арест, его избили и поместили под административный арест на пятнадцать суток за “сопротивление милиции”. В знак протеста Винс объявил голодовку. В результате его содержание под стражей было продлено еще на две недели.

 

Он был снова арестован 15 февраля 1978 года и обвинен в “тунеядстве”, так как не мог найти работу. Его семья не была проинформирована об аресте. Его судили в Киеве 6 апреля 1978 года и приговорили к одному году лишения свободы.

 

В середине июня 1978 года он вместе с остальными членами семьи Винсов прибыл в США, чтобы присоединиться к пастору Георгию Винсу, которого вместе с четырьмя другими диссидентами обменяли на двух арестованных в США советских шпионов.

 

 

Йосиф Самойлович ЗИСЕЛЬС

 

Родился 2 декабря 1946 года. Женат на Ирине Борисовне; трое детей. Инженер.

 

Арест: 8 декабря 1978 года в Черновцах.

 

Суд: 3-5 апреля 1979 года в Черновцах.

 

Приговор: 3 года колонии усиленного режима за “клевету на государство” (статья 187-1).

 

Зисельс, инженер черновицкой телестудии, активно защищал украинских политзаключенных, переписывался с ними и собирал информацию об их преследованиях. В 1976 году его доме несколько раз обыскивали, а в следующем году ему сделали “строгое предупреждение”. Он был арестован 8 декабря 1978 года по обвинению в “клевете на государство”. 5 апреля 1979 года приговорен к трем годам колонии усиленного режима. Приговор был оставлен в силе Верховным судом Украинской ССР 29 мая 1979 года. Несмотря на то, что Зисельс страдает язвой желудка, ему было отказано в надлежащей медицинской помощи и он содержался в одиночной камере. Ему было отказано в свиданиях с женой.

 

Зисельс стал участником Украинской Хельсинкской группы в 1977 году.

Перевод с английского Алисы Ордабай.