Выступление Владимира Буковского в Intercollegiate Studies Institute

(Институте Межвузовских Исследований), первой в США национальной консервативной студенческой организации. 1988 год. 

Мне очень приятно иметь возможность выступить в Институте Межвузовских Исследований в его тридцать пятую годовщину, особенно потому, что обсуждаемая тема касается обновления и восстановления, которые мы пережили за последние годы. Мои друзья знают, что я всегда ворчу по поводу недостатков Запада в целом и Соединенных Штатов в частности: по поводу необоснованного оптимизма и близорукости, отсутствия политической воли и умения повести за собой. Но, конечно, я знаю, что всё было намного хуже десять или пятнадцать лет назад, и что положение теперь значительно улучшилось. В этом смысле Запад напоминает мне старого нищего из известного русского анекдота, который шёл по улице одним дождливым днём, с ботинком только на одной ноге, но пел от радости. Ну, конечно, люди кричали ему: "С ума сошёл? Смотри -- ты потерял ботинок!" -- "О, нет, -- весело отвечал старик. -- Я только что нашёл ботинок". [Смех в зале].

 

Я помню, например, что когда я только что был выслан из Советского Союза 12 лет назад, только маоисты и троцкисты в Европе не боялись придерживаться антисоветских взглядов. Вскоре после моего изгнания меня пригласили выступить на ужине, организованном не имеющей большого влияния фракцией британской Консервативной партии, которая в то время находилась в оппозиции, и где среди прочих ораторов был и лидер этой фракции -- Маргарет Тэтчер. И, боже мой, в британской прессе я подвергся страшным нападкам за то, что ассоциировал себя с "сумасшедшими правыми маргиналами". [Смех в зале]. Сегодня, как вы знаете, тэтчеризм является одним из основных направлений политической мысли в Англии, если не во всём мире. Конечно, я помню время, когда практически каждое западное правительство открыто вступало в переговоры с террористами и подчинаялось их требованиям, совершенно без стеснения платя выкупы международным гангстерам. Некоторые всё ещё продолжают это делать, но, по крайней мере, они вынуждены делать это в тайне, и всякий раз, когда такие вещи попадают в поле зрения общественности, дело заканчивается скандалом.

 

Только за последние несколько лет мы стали свидетелями замечательных признаков морального восстановления Запада -- таких, как освобождение Гранады, как растущая поддержка борцов за свободу в Афганистане и в Никарагуа. Мы увидели возвращение истинного значения слова "Солидарность". И, конечно, мы можем с уверенностью сказать, что Европа выздоравливает от послевоенной болезни, а Соединенные Штаты -- от своего послевьетнамского синдрома. 

 

Но давайте признаем -- всё это не произошло само собой. Многие из находящихся в этом зале людей внесли большой вклад в это восстановление. Я помню -- и мы только что вспоминали с Бобом (Робертом Конквестом - А.О.) во время ужина -- как мы пытались собрать подписи европейцев для петиции в поддержку нашей инициативы, -- обратиться к Конгрессу США с просьбой поддержать контрас в Никарагуа. Боб знал, что в Европе мы дорого поплатимся за эту инициативу, и мы были вынуждены силком тянуть людей, чтобы они нас поддержали. Распадались семьи, рвались дружеские отношения. И в какой-то момент я почувствовал, что мы не справимся, если Боб не даст гарантии, что их примет президент Соединенных Штатов. Боб не мог этого гарантировать, предварительно не зная, кто конкретно придёт на эту встречу. Поэтому мы некоторое время находились в тупике, а потом мне пришлось сказать Бобу, что если он не сможет дать такой гарантии, всё это предприятие провалится. Но каким-то чудом ему удалось сделать то, что требовалось. Возможно, через 30 лет он опишет, как ему это удалось в своих мемуарах. 

 

И, поверьте мне, это обновление, о котором мы говорим сегодня, не произошло само по себе. Его авторами стали такие люди, как Боб, а также маленькие группы, подобные вашей, такие люди, как Билл Бакли, посвятивший этому делу обновления всю свою жизнь. Но нигде это восстановление не очевидно таким ярким образом, как в Советском Союзе. Можно сказать, что он стал самой антикоммунистической страной на планете. Когда 25 лет назад мы начали там своё движение, мы были всего лишь небольшой горсткой молодых людей, и большинство из нас были немедленно заперты в сумасшедших домах за то, что мы требовали гласности, которая в то время считалась совершенно сумасшедшей идеей, а теперь стала официальной политикой Советского Союза. Официальная советская пресса теперь почти дословно повторяет то, что мы говорили 25 лет, и то, что всего несколько лет назад было бы названо "антисоветской агитацией и пропагандой". Само слово "коммунизм" практически исчезло из их официального языка. Вместо этого они предпочитают говорить о "социализме", который, как они утверждают, является синонимом рыночной экономики. [Смех в зале].

 

Недавно ведущий советский экономист посетил международную конференцию в Испании и поссорился там страшным образом со своими левыми европейскими коллегами, потому что высказался за приватизацию государственных предприятий, проводимую британским правительством. В результате этот верный сын коммунистической партии был публично назван "реакционером", в ответ на что он сказал, что западные левые "удручающе несовременны". [Смех в зале]. Ну, я бы спорить с этим не стал. Фактически, дела зашли так далеко, что, как мне недавно сообщили, Ленин внезапно исчез из своего мавзолея. Команда кэгэбэшников должным образом обыскала его и каким-то образом сумела найти между подушками короткую записку: "Уехал в Цюрих, чтобы начать всё сначала». [Смех в зале].

 

Но это только официальная сторона советской жизни. Развитие неофициальной стороны жизни зашло намного дальше. Существуют тысячи неофициальных ассоциаций, движений, групп, печатных органов, некоторые из которых являются открыто антикоммунистическими, например, "Демократический союз", который провозгласил себя оппозиционной партией. Незадолго до 7 ноября -- дня, когда в СССР традиционно празднуется большевистская революция -- эта партия распространила тысячи листовок по всей стране с призывом не праздновать её больше. В нём говорится: "Несмотря на громкие слова о перестройке и гласности, о демократизации и восстановлении исторической правды, мы по-прежнему празднуем каждый год годовщину антинародного октябрьского государственного переворота. Сейчаст время остановиться и спросить себя: что мы празднуем? Создание диктатуры, которая привела к гибели многих миллионов? И не только в сталинское время, но и с самого начала, с октябрьских дней. Красный террор и гражданская война стали естественными последствиями узурпации власти большевиками. Подавление народных восстаний в Тамбове и Кронштадте, создание концлагерей на Соловках, каторжные работы по строительству Беломорканала -- всё это не является поводом для празднования. В речах Генерального секретаря -- опять, вопреки исторической правде и здравому смыслу -- мы неоднократно слышим хвалу нашим достижениям. Действительно, мы многого достигли. Мы создали империю, вызывающую отвращение и страх у всех народов. Империю, которая может производить только оружие вместо товаров. Мы не можем ни накормить, ни одеть самих себя". 

 

И это не маленькая группа заговорщиков. Это партия, организация, имеющая филиалы в каждом промышленном городе страны, а также многие тысячи членов. Самое важное в этой листовке, -- это то, что это не только их мнение, а мнение миллионов. Даже в крошечном сибирском селе под названием Комсомольский в отдаленном Тиманском районе местная молодежь вышла с плакатом, на котором было написано: "Мы боремся за права человека и демократию. Мы не рабы коммунистической партии". В Эстонии даже местные коммунистические власти решили не проводить обычный парад в день Октябрьской революции в этом году, а в Армении в тот день прошёл "параллельный" митинг, созванный Комитетом Нагорного Карабаха, и собрал в несколько раз большую толпу, чем официальный митинг, посвященный большевистской революции. 

 

Возрождение национального чувства среди разных народов Советского Союза действительно удивительно. Я помню, как однажды делил тюремную камеру с молодым литовцем, который получил три года за то, что поднял литовский национальный флаг в день национальной независимости. Раньше это было обычным явлением -- каждый год в каждой республике Балтии группы молодых людей поднимали свои национальные флаги, их ловили и приговаривали к трем годам. Всего месяц назад литовский национальный флаг был официально поднят на центральной площади Вильнюса, а несколько сотен тысяч человек торжественно почтили минутой молчания память жертв коммунизма. Я уверен, что большинство из вас знакомы с подобными событиями и в Эстонии. Более того, почти в каждой из советских республик сейчас создается своя национально-демократическая партия. Их представители из Армении, Грузии, Литвы, Латвии, Эстонии, Молдовы и представители крымских татар встретились в Риге в конце сентября и сделали, среди прочего, совместное заявление. В нем говорится: "Учитывая, что нашим главным приоритетом является изменение тоталитарной политической системы Советского Союза, мы будем бороться за эту цель всеми возможными способами. Важную роль в достижении этой цели играет борьба за установление подлинно демократической избирательной системы. Мы будем бороться за введение в Советском Союзе подлинной свободы слова вместо объявленной гласности. Мы будем сопротивляться любым попыткам расколоть наше движение. Только как единый фронт всех угнетенных наций мы можем достичь своих целей. Мы призываем все другие национально-демократические движения всех других народов Советского Союза присоединиться к нам и объединиться под лозунгом, который всегда объединял угнетенные народы мира: 'За вашу и нашу свободу'. "

 

Это не пустые слова. Миллионы людей стоят за ними. Что ж, друзья, если дела так пойдут и дальше, я, возможно, буду принимать вас в Москве к 2000 году, когда вы будете отмечать 47-ю годовщину Института Межвузовских Исследований. [Смех и аплодисменты в зале].

 

К сожалению, эти изменения подаются в сильно искажённом виде на Западе. Каким-то образом их приписывают доброй воле нынешнего советского руководства, особенно товарища Горбачева, к чьим заслугам причисляют желание ввести настоящую демократию в Советском Союзе. Эта оценка событий столь же нелепа, как если бы кто-то высказал предположение, что намерение Джимми Картера состояло в том, чтобы Рональд Рейган занял его место в Белом доме. [Смех и аплодисменты в зале]. Всё, чего хотел Горбачев, -- это поправить советскую экономику, дав людям немного больше инициативы и позволив им более широко участвовать в построении социализма. Устойчивый спад советской экономики, наконец, привел к банкротству страны, лишив Советский Союз возможности сохранять свой статус сверхдержавы, сохранять свою империю и продолжать военную конкуренцию с Западом. У него просто не было выбора. Но он также надеялся, что когда у людей появится немного больше свободы, у них -- перефразируя известное высказывание Марка Твена - хватит здравого смысла ей не воспользоваться. Он надеялся, что страх, сидящий в людях после семидесяти лет репрессий, помешает им начать требовать настоящей демократии. Но он ошибся.

 

Короче говоря, мы не должны благодарить товарища Горбачева, потому что его гласность и перестройкa — это не одолжениe, которое он делает нам. Запад не должен спешить на помощь своему обанкротившемуся врагу, не должен устранять необходимость проведения болезненных внутренних реформ путём оказания экономической помощи Советскому Союзу и его государствам-сателлитам или путём уменьшения военной конкуренции. Давайте не будем забывать -- такая помощь закончится смертельным исходом для миллионов армян и литовцев, грузин и эстонцев, для всех демократических сил в Советском Союзе. К сожалению, дальше моральное восстановление Запада не идёт. Нынешнее западное увлечение Горбачевым нелепо. Я читал заявления в западной прессе, которые ввергали меня то в хохот, то в страх. Одна британская газета недавно назвала режим Горбачева "несовершенной демократией Горбачева". И я подумал: "Это, наверное, как сказать: 'Джордж Шульц - несовершенный государственный секретарь'. " [Смех и аплодисменты в зале].

 

Проще говоря, Запад ставит Горбачеву в заслугу каждый позитивный аспект нового развития, в то время как все негативные аспекты становятся виной неких таинственных "консерваторов" в Кремле. Например, его хвалят за освобождение около 300 политических заключенных, хотя тот факт, что многие сотни всё ещё остаются в заключении, совершенно не влияет на его репутацию, поскольку это интерпретируется как предел его власти. Но если бы это было так, и он действительно слишком слаб, чтобы освободить горстку заключенных, он, выходит, не имеет влияния, а является просто подставным лицом. Почему же тогда мы так стремимся вести с ним переговоры? Не лучше ли нам найти этих таинственных консерваторов и поговорить с ними напрямую? [Смех в зале]. С другой стороны, если он действительно контролирует ситуацию, почему мы должны ему помогать? А это является всеобщим на данный момент желанием. Почему мы должны платить за гласность и перестройку, если он действительно верит в них? Текущий уровень советского займа достиг ошеломляющих размеров -- семьсот миллионов долларов в месяц. И как будто этого не достаточно, европейские банки только что преподнесли Кремлю очередной рождественский подарок в размере 14 миллиардов долларов. Кроме того, постоянно ведутся переговоры о создании нового Плана Маршалла для России. План Маршалла с какой целью? Для построения социалистического плюрализма, обещанного Горбачевым? Для того, чтобы помочь ему продолжать поддерживать Кубу и Никарагуа, Вьетнам и Анголу?

 

К сожалению, после почти 12 лет жизни на Западе я слишком хорошо понимаю, что бесполезно пытаться найти какую-либо логику в политике Запада в отношении Советского Союза. Просто нынешний кризис советской системы вновь возродил старые надежды, страхи и иллюзии, которые на Западе давно замещают трезвый анализ. С одной стороны, мы подвергаемся натиску тех, кто стремится, и я цитирую, "справиться с советским кризисом" и поощрять реформы путем предоставления экономической помощи Москве. С другой стороны, нам говорят, чтобы мы использовали кризис как "уникальную возможность улучшить отношения" для того, чтобы остановить гонку вооружений и жить потом долго и счастливо. Излишне говорить, что ни одна из этих точек зрения не может предоставить нам ни одного серьезного аргумента или факта, или убедительного анализа, или правдоподобной концепции советской системы для оправдания своих инструкций. Они даже не пытаются, потому что за их оптимистическими фасадами и решимостью лежит плохо скрываемый обыкновенный страх: "Не загоняйте Советы в угол!”

 

Мысленный образ смертельно раненого зверя, прижатого спиной к стене, и от отчаяния ставшего безрассудным и смертельно опасным, настолько силён, что может парализовать наш разум и стереть нашу память. Мы склонны забывать, что все его раны он наносит сам себе. Его отчаяние продолжается уже 40 лет. И -- это самое важное -- он всегда раньше втягивал свои рога, когда оказывался припёртым к стене. Как это ни смешно, этот образ, этот плод нашего воображения, всё ещё диктует наши мысли и решения. Да, друзья мои, давайте не будем обманывать себя -- те миллиарды долларов, которыми мы, якобы, платим за гласность и перестройку, -- это выкуп. Боюсь, ещё рано праздновать наше обновление или выздоровление. Как раз в тот момент, когда миллионы русских и украинцев, армян и литовцев готовы бороться за демократию, преодолевая свои семидесятилетние страхи, Запад даёт деньги нашим общим врагам. Осознать это не так уж и сложно. Даже для человека, совершенно незнакомого с советской системой, не трудно понять, что государственный флаг Литвы был поднят в Вильнюсе не благодаря хорошему новому руководству в Кремле, а благодаря тысячам молодых людей, которые готовы пойти в тюрьму за этот флаг. Таким же образом гласность стала возможной, потому что тысячи людей за все эти годы были готовы рискнуть своей жизнью ради одного слова правды. Свобода не может быть подарена, ​​и никогда её никто никому не дарил. Её можно получить только путём жертвы и борьбы. Её можно заработать, но нельзя купить. И если вы хотите, чтобы наше выздоровление как человеческих существ стало окончательным, мы должны помочь людям, которые борются за свободу, а не их угнетателям, которые обещают нам мир.

 

Перевод с английского Алисы Ордабай-Хэттон.

 

Ссылка на источник: https://www.youtube.com/watch?v=SBoAEhnKiU8