Владимир Буковский и Нора Бэлофф: Переписка 

 

Интересная полемика между Владимиром Буковским и политологом Норой Бэлофф о том, какой должна быть военная и идеологическая стратегия США в отношении СССР. Нора Бэлофф работала в разведывательном отделе Министерства иностранных дел Великобритании в начале сороковых, затем в посольстве Великобритании в Париже, а в шестидесятых стала политическим обозревателем газеты Observer. Открытая переписка между ней и Буковским велась на страницах журнала Commentary в феврале 1987 года. Сходятся они только в одном: Задача России -- "отделить Западную Европу от Соединённых Штатов, парализовать её волю к сопротивлению и, навязав своё господство, использовать её технологические и экономические ресурсы для того, чтобы компенсировать свою функциональную недостаточность". При этом -- парадоксальным образом -- Бэлофф выступает за разоружение и делает ставку на идеологическое давление на СССР. Никакое идеологическое давление на Советы -- возражает ей Буковский -- невозможно без подкрепления слов военной мощью. 

 

 

Нора Бэлофф: Хотя я испытываю величайшее уважение к Владимиру Буковскому и считаю его книгу "И возвращается ветер" классикой литературы сопротивления, могу ли я рискнуть и выразить своё несогласие с его тезисом, высказанном в сентябре 1986 года в статье "Будет ли Горбачев проводить реформы в СССР?", где он утверждает, что у Горбачева есть только три варианта решения его внутренних проблем? Помимо трёх вариантов, о которых говорит г-н Буковский (оставить всё, как есть; поэкспериментировать с вариантами НЭПа; и положиться на экономическую помощь Запада), существует четвертый вариант, который, как я считаю, в настоящее время проходит этап апробирования: отделить Западную Европу от Соединённых Штатов, парализовать её волю к сопротивлению и, навязав советское господство, использовать её технологические и экономические ресурсы для того, чтобы компенсировaть функциональную недостаточность советского блока.

 

Нет более верного способа отвратить западных европейцев (которые не отличаются героизмом, присущим Буковскому) от Америки, чем дать им увидеть, как администрация США претворяет в жизнь курс, направленный на производство самого передового и разнообразного оружия -- то, что Буковский, судя по всему, и рекомендует, надеясь, что через десять или двадцать лет советская экономика либо тихо сойдёт на нет, либо рухнет. Оружие массового уничтожения, размещённое по всему нашему несчастному континенту, не может быть застраховано от того, чтобы быть иррациональным образом использовано отчаявшимися людьми при обстоятельствах, которые невозможно предугадать, как невозможно было предугадать некоторые из тех событий, которые произошли на моей памяти. Наша цель, безусловно, должна состоять в том, чтобы добиться сбалансированного и поддающегося проверке сокращения вооружений, если советская склонность к секретности вообще позволит нам этого добиться. Единственное цивилизованное решение -- это стремиться сдерживать враждебность Советов по отношению к нам невоенными средствами и победить в этом противостоянии.

 

Владимир Буковский: Мнение Норы Бэлофф не противоречит моему, когда она говорит, что нынешняя стратегия СССР направлена ​​на отделение Западной Европы от США, её нейтрализацию и последующую эксплуатацию её экономических ресурсов. Именно это я и имел в виду, когда описывал свой третий вариант -- разрядку, которая никогда не рассматривалась Советами как "ослабление классовой борьбы" и которая, более того, является единственной возможной формой "мирного сосуществования" с советским режимом. Моё эссе, на основе которого была написана моя статья для журнала Commentary, более подробно рассматривает эту проблему в контексте анализа советской внешней политики.

 

Что касается не отличающихся героизмом европейцев, то я не знаю, о ком говорит мисс Бэлофф. Если она имеет в виду истеричные толпы участников движения за мир, то их время ушло. Кроме того, она должна знать лучше, чем большинство других людей, что эти граждане никогда не выражали мнения всех европейцев, а лишь мнение небольшого и шумного меньшинства, которое имеется в каждой западной стране. Если бы мы воспринимали их всерьёз и позволили им диктовать курс нашей внешней политики, советское господство в Западной Европе воцарилось бы намного быстрее, поскольку эти люди -- просто инструмент в советской "борьбе за мир”.

 

Вопреки утверждениям мисс Бэлофф, недавняя инициатива Соединенных Штатов касательно ликвидации ядерного оружия в Европе действительно обеспокоила европейцев и побудила руководство Франции, Германии и Англии спешным образом посетить в Вашингтон для того, чтобы высказать все аргументы против такого шага. Конечно, эти европейцы выражают мнение большинства граждан своих стран.

 

Честно говоря, мне непонятна фраза мисс Бэлофф о "сбалансированном, поддающемся проверке сокращении вооружений", в то время как тут же следом она признает, что "советская склонность к секретности" делает это невозможным. Что тогда она предлагает? Должны ли мы оставить себя в дураках, согласившись на очередной "сбалансированный и проверяемый" раунд сокращения вооружений и подвергнуть Европу беспощадному советскому шантажу, просто чтобы успокоить некоторых сверх-нервных европейцев? И это, заметьте, в то время как сама мисс Бэлофф признаёт, что нынешняя цель СССР -- доминировать в Западной Европе перед этим предварительно парализовав её.

 

Ещё мне менее понятно, что она имеет в виду, когда говорит, что "единственным цивилизованным решением" является "сдерживание и победа в борьбе" невоенными средствами. Она действительно предлагает активную идеологическую войну против Советов? Я бы был последним человеком на земле, который стал бы противиться этому, но, увы, даже Рональд Рейган не рискнул объявить это своим политическим курсом. Всё, что он сделал -- это произнёс одну речь об "империи зла", и целый сонм малодушных доброжелателей убедил его остановиться. Кроме того, такая политика может стать успешной, только если будет дополнена жёсткой военной конкуренцией с СССР и растущим по своим масштабам вызовом, бросаемым советской империи. Но, конечно, мисс Бэлофф не будет выступать за агрессивное идеологическое давление на Советы, пока Запад продолжает оставаться беззащитным.

Журнал Commentary, февраль 1987.

Перевод с английского Алисы Ордабай-Хэттон.