Выступление

Владимира Буковского

на конгрессе

La Carta Intellettuale

(Хартия Интеллектуалов),

Женева, декабрь 1994 года.

Поскольку я в общем-то не готовился сюда приехать, то я никаких речей и не готовил произносить. Я сейчас дописываю книгу -- мне совершенно не до конгрессов и не до выступлений. Я дописываю в срочном порядке, уже осталась последняя глава. Книга, которую я пишу два года уже. Год я добивался материалов на неё. Эта книга в основном основана на материалах, которые в 1992 году мне удалось посмотреть в архивах ЦК и Политбюро. Был очень короткий промежуток, когда это можно было сделать в 1992 году во время Конституционного суда в Москве. 

 

Вы, может быть, помните -- была ситуация, когда коммунистическая партия была запрещена Ельциным в 1991 году, а в 1992 они как бы опротестовали это запрещение в Конституционном суде России. И я был приглашён в качестве эксперта и свидетеля на этот суд. Моим единственным условием участия в этом суде была возможность посмотреть архивы ЦК. Поскольку ельцинская команда была очень напугана -- они боялись проиграть это дело -- они согласились временно приоткрыть архивы только для суда. И очень ограничено, на своё усмотрение. Мы не имели возможность затребовать то, что мы хотим. Они решали, что они откроют. Потом их опять закрыли. В конце 1992 года все документы были опять засекречены. И до сих пор они будут секретны. Более того -- сейчас принят закон, по которому введён 30-летний период секретности, как в Англии. У нас очень любят делать всё как где-то, но только всё кусками. Секретность -- как в Англии, Конституционный суд -- как в Германии, президент -- как в Соединённых Штатах. 

 

Поэтому мне удалась уникальная вещь и я посмотрел эти документы. Более того, я их скопировал. Я знал, что их не дадут копировать. Что это наверняка будет большая проблема, в результате которой ничего не дадут. Поэтому я решил использовать новинки западной техники. Я купил портативный компьютер и ручной сканер к нему, рассчитав, что в России так далеко в технологии они ещё не дошли -- они не сообразят, что я делаю. И я был прав. Я сидел в зале суда, в комнате отдыха президентской стороны суда, и сканировал документы у всех на виду -- у всех министров, заместителей Ельцина, и так далее. А они не понимали. Они подходили и спрашивали... в основном спрашивали, сколько стоит компьютер. Это их больше всего интересовало: "Дорогой?". Я говорю: "Дорогой". На этом разговор кончался. Они так и не поняли, что я делаю. Мысль о том, что скопировать можно не на бумагу, которая вылезет рядом, а прямо в память компьютера, им в голову не приходила. 

 

Короче говоря, в результате у меня на сегодняшний день самая большая коллекция документов Политбюро и ЦК за пределами России. На основе этой коллекции я пишу книгу. Я не знаю, что из этого выйдет, кто будет читать эти документы, потому что написаны они дубовым бюрократическим языком. Но они очень интересны. С моей точки зрения они страшно интересны. Они показывают, какую власть имели эти 15 стариков в Кремле надо всем миром. Не только над своей страной, где они могли любого человека в тюрьму посадить, где всё держалось на репрессиях и так далее, нет -- над всем миром. Как охотно западный истеблишмент шёл у них на поводу. Западный истеблишмент не только Европы, но и Соединённых Штатов. Насколько легко им было манипулировать общественным мнением на Западе. 

 

Это очень интересно для меня. И имеет отношение немного к теме сегодняшнего вашего конгресса -- косвенным образом. Потому что через кого они всё это делали? Как они могли владеть миром? Как они могли манипулировать? Через интеллигенцию. Это очень всё просто. 

 

Вот когда я увидел название "Хартия интеллектуалов", я даже испугался. Я боюсь хартий. Я вообще думаю, что интеллигенции не надо собираться вместе -- это плохо. Это добром не кончается. Нынешний век -- это был век попытки интеллигенции взять власть в свои руки в мире. И он кончился бесконечной кровью, сотнями миллионов людей погибших. И поэтому лучшая вещь, которую может сделать интеллигенция -- это отказаться от какой-либо политической власти и не собираться никогда с другой целью, кроме как поболтать. Дело в том, что интеллигенция, с одной стороны необычайно эгоцентрична -- это же "соль земли", это же "лучшие люди", "самые умные". И поэтому они не могут потерпеть, что кто-то другой имеет политическую власть. А, с другой стороны, будучи меньшинством, они не могут получить эту власть нормальным демократическим путём. Они могут этого добиться только путём манипуляций. Только путём обманов. Не забудем ещё такую простую вещь -- что производит интеллигенция? Интеллигенция не производит самолётов, машин. Она производит слова. Значит, она пытается властвовать через слово. Попросту говоря -- через пропаганду. Через обман. Когда меньшинство пытается властвовать словом, оно может делать это только путём обмана. 

 

Потом посмотрим ещё одну особенность интеллигенции. Интеллигенция, которая взбунтовалась против власти бога над их умом -- как бы раскрепостила свой ум -- тем не менее, не освободилась от каких-то элементов теологического мышления. Религией интеллигенции являются утопии. Интеллигенция всегда порождает утопии и всегда будет их порождать. Это их попытка прийти к власти -- придумав такую утопию, которую она навяжет всему миру, и которую без них никто осуществлять не может.

 

 Посмотрите на идею социализма. Мы все с этой идеей жили. Она состояла в соображении интеллектуалов девятнадцатого, восемнадцатого [века], французских интеллектуалов [и говорила] о том, что источником всего зла в мире является собственность. Вот простая, как бы, как песня, мысль. Уберём собственность. И тогда что будет? Тогда не будет зависти, не будет преступности, не будет войн, не будет угнетения. Вот красивая, прекрасная мысль, да? И начали её воплощать. Если бы они только поболтали и оставили бы, то ладно ещё. Как говориться, болтать не запретить. Но они её начали воплощать. Для них эта идея была очень удобной. 

 

Интеллигенция не может иметь власть через собственность. Она может иметь власть через слово. Поэтому им надо было подавлять власть собственности. Это тот способ выражения -- а стало быть -- и власти, который им доступен. Попыткой отбить у людей охоту к собственности и уничтожить собственность как источник власти в мире и занималась интеллигенция последние 100-150 лет. С известным вам результатом. Не нужно думать, что Сталин или Пол Пот придумали все эти вещи. Нет, их придумали европейские интеллектуалы. А уж Красных Кхмеров просто воспитывали во французских университетах. 

 

Не нужно думать, что Сталин придумал цензуру. Вы посмотрите на интеллигенцию. Наиболее нетерпимая часть общества -- это как раз интеллигенция. Потому что она живёт словами. Она и склонна вводить цензуру. Простому работяге нет до цензуры ни малейшего дела. Генералы не могут ввести такую цензуру, какую ввели в своё время нам в Советском Союзе. Это могли сделать только интеллигенты. Это надо было понимать смысл слов. 

 

Нетерпимость -- с одной стороны склонность к утопиям, а с другой стороны -- склонность к тоталитарности, к полному воплощению этих утопий -- это качество интеллигенции. Вы посмотрите, как сейчас, когда эта утопия рухнула -- рухнула самым убедительным образом, невозможно на эту тему спорить больше -- как интеллигенция во всём мире пыталась сделать вид, что ничего не произошло. Ведь никто из них не встанет и не признается в том, как он сочувствовал, содействовал Советскому Союзу, коммунизму. Ничего подобного! Идёт ложь. Идёт сплошным потоком ложь, обман и попытка как-то зацензурировать информацию, идущую из бывших стран коммунизма. 

 

Я вам приведу просто несколько примеров, которые я сделал вроде эксперимента. Недавно, например, New York Times в своей мудрости раскопала документ о том, что в 50-е годы Соединённые Штаты через ЦРУ помогали японской либеральной партии. В пятидесятые годы. Большая сенсация, огромная сенсация, везде, во всех газетах. Вот, ЦРУ финансировало либеральную партию в 50-е годы, чтобы создать некий оплот антикоммунизма в Японии. Замечательно. А у меня лежат документы о том, как в 60-е, 70-е и 80-е годы КГБ помогало социалистической партии Японии. Более того, давали им деньги на их избирательные кампании, давали незаконно, давали через нелегальные сделки -- древесиной, текстилем -- через подставные фирмы. Скажите мне -- что бОльшая сенсация? То, что дружественная страна помогала дружественной партии -- а Япония и Америка были союзниками -- или то, что враждебная страна тайно финансировала партию в свободной стране?

 

Я послал все эти документы факсом вместе с вежливым письмом редактору New York Times, объясняя ему, что, с моей точки зрения, эти материалы гораздо более сенсационны. Более того, они интереснее. Социалисты сейчас у власти в Японии. Премьер-министр Японии сейчас социалист. Он старый человек, он должен был принимать участие в этих операциях. Я послал всё это им факсом. Мне ответили, что это New York Times никак не интересует. Никоим образом. 

 

И вот ровно эта односторонность, если вы сейчас посмотрите что делается в мире... Вот Советский Союз рухнул, перестал существовать. А западный истеблишмент, который десятилетиями его поддерживал, коллаборировал с ним, сотрудничал, -- он остался у власти. И он будет бороться за это положение власти. Как борется номенклатура внутри Советского Союза, старая, коммунистическая. Точно так же и здесь номенклатура борется за это. Она не позволит никому ничего сказать. Для них это вопрос их выживания. Уже не веры, уже не то, что они верят в какие-то социалистические утопии -- нет. Это вопрос их материального благосостояния, власти, денег, положений. Я вам могу привести десятки примеров того, как документы, доказывающие сотрудничество западного истеблишмента той или иной страны с Советским Союзом -- сотрудничества тайного, позорного, опасного для всего человечества, в частности -- движение за разоружение 80-x годов против ядерного оружия -- финансировалось Москвой, дирижировалось Москвой. Западный истеблишмент, который теперь об этом не только не хочет знать, но и не хочет позволить никому об этом  говорить. 

 

Посмотрите на Италию. Посмотрите, что сейчас делается в мире по поводу правительства Берлускони. Какая идёт бешеная кампания против него. Всеми способами, всеми правдами и неправдами. Я вот смотрел вечером вчера и сегодня CNN, во главе всей этой кампании. "Правительство Берлускони -- это фашистское правительство". Никак иначе. "Его нельзя потерпеть. Как он посмел не дать левым в Италии прийти к власти?" Ведь они так хорошо продумали через своих судей, через свои расследования -- все коррумпированы оказались, абсолютно все. Кроме коммунистов. Они почему-то не коррумпированы. А я подавал в Италии десятки раз документы о том, что коммунистическая партия Италии существовала на назаконные сделки нефтью с Москвой. Только один журнал напечатал это. Он напечатал эти документы, в итальянском парламенте даже вопросы начались, отдали это судьям -- этим самым судьям с чистыми руками... Помните, у них там кампания, называется "чистые руки"? Они там борются с коррупцией -- везде, где только они могут её придумать. Отдали эти документы. Неопровержимые, документы Политбюро, с подписями -- вот, пожалуйста. Через две недели, никого не допрашивая, судьи ответили, что оснований для расследования этих обстоятельств нет. Их нет. Вот в какое время мы живём. 

 

Если вы думаете, что только этим ограничиваются наши проблемы сегодняшние, то вы жестоко ошибаетесь. Левая интеллигенция, потерявшая свою самую большую игрушку -- социалистическую утопию -- раскололась на несколько направлений. Они изобрели себе маленькие утопии. И продолжают их гнать с невероятной силой по всему миру. Американские левые фонды, располагающие миллиардами долларов -- фонды Карнеги, Форда, Рокфеллера, Макартура -- с начала 90-х годов выделяют миллиарды долларов на феминизм. В американских университетах создаются кафедры исследования феминизма. Я о такой науке, окончивший два университета, не слыхал. Создаётся целая индустрия феминизма. Колоссальные деньги идут на создание телевизионных программ, кинофильмов с созданием образа "новой женщины". Телевизор стало включать невозможно. Как только ты включаешь телевизор, ты всегда видишь энергичную, умную, деловую женщину и полного идиота мужика, который на всё может отвечать только одно: "I am sorry. I am sorry, darling". Это всё, что может сказать современный мужчина. Он всегда "sorry". Это -- новые "role models", как они говорят. Создаётся в этом мире и загоняется в глотки миллионам людей по всему миру. Опять интеллигенция не может примириться с мыслью, что природа есть природа, что природу не изменишь. И как собственность была свойством человека, так и пол его является его физиологической особенностью, собственностью. Ничего с этим не сделаешь. Нет, они будут переделывать природу. 

 

Уже сейчас у нас в Англии после многих лет усиленных, особых возможностей, созданных для обучения женщин, стали вдруг говорить: "Ну, вот теперь девочки лучше успевают в школе. Раньше они успевали хуже, a мальчики -- они лучше успевали. Это не потому, что у них какая-то разница в их физиологии, а потому, что от мальчиков ждали больше. А от девочек ничего не ждали. А вот теперь мы больше ждём от девочек, и они теперь стали успевать лучше". И у нас целая программа была по английскому телевидению о том, что, в общем, мужчины физиологически не приспособлены к обучению. Женщины гораздо лучше приспособлены. Серьёзные люди -- видимо, за хорошие гранты, которые они получили от хороших фондов -- проводят исследования, чтобы доказать, что мужской мозг обучаться не в состоянии. Это всё делает не Сталин, не Гитлер. Это всё делает интеллигенция, сидящая по университетам. И это только один маленький пример, который тоже обернётся большим злом -- это будут разваленные семьи, это будут покалеченные личные судьбы тех же самых женщин, которые с дуру ума кинулись сейчас в этот агрессивный деловой мир, которые в результате не будут иметь семей, не будут иметь детей. И прежде всего это скажется на молодом поколении. Посмотрите, как растёт агрессивность подростков. Вы думаете это случайно? Это не случайно. Они чувствуют себя под атакой. Они чувствуют, что их достоинство оскорблено. Массы банд подростков. В том числе и девочек, чего раньше никогда не бывало. Подростки-девочки организуются в банды теперь. Вы думаете это случайно? Нет, конечно, это не случайно. И кто за это будет платить? Мы же будем все платить. Мы -- налогоплательщики, родители, родственники. Вот что это будет. Эти игры интеллигенции никогда не бывают безобидны. Они кончаются бедой, но не для них. Для кого угодно ещё, но не для них. А они всегда правы. Они никогда не каются. 

 

Посмотрите ещё другие аспекты нынешнего безумия. Этот экологизм. Как биолог, могу вам сказать -- нет никакого парникового эффекта. Нету его в природе. Так называемый "green house effect" -- нету его в природе. Как биолог, могу вам сказать -- мы ничего не знаем про озоновые дыры. Озоновые дыры изучать стали в 60-е только годы, а геопроцессы занимают сотни лет. Мы не знаем -- должны они увеличиваться или уменьшаться. Но посмотрите, сколько вокруг этого уже идёт пропаганды. Ещё никто ничего не установил, а уже в Рио-де-Жанейро мировой конгресс принимает постановление о том, что надо человечеству спасаться от парникового эффекта, от перегревания Земли. Земля не перегрелась, уверяю вас. За последние сто лет температура Земли изменилась на полградуса. Но вся эта масса людей, которым не за что больше бороться после того, как рухнул социализм, ринулась в эти экологизмы, а теперь будет нас заставлять использовать эту бумагу, а не эту. Потому что эта -- экологически чистая. Покупать этот продукт, а не тот, потому что он экологически чистый. Поймите, этим людям так же наплевать и на женщин, и на экологию, как коммунистам было наплевать на пролетариат. Для них -- как и для коммунистов пролетариат -- это всего лишь инструмент власти. С тем, чтобы через них, через это так называемое угнетённое меньшинство прибрать власть к рукам. Больше ничего.

 

Я уже слишком долго говорю для человека, не написавшего речи. Короче говоря, что я хочу сказать. Если мы имеем хоть какую-то хартию интеллектуалов, в этой хартии первым номером должно быть записано, что интеллигенции не просто не следует, а противопоказано заниматься политикой. И что обязанность интеллигенции, в любом случае и всегда -- говорить правду, даже тогда, когда она идёт против её собственных интересов. 

 

https://www.youtube.com/watch?v=uBVzexHX4gc